Monthly Archives: March 2019

Н. Дашковъ (Владимиръ Вейдле). Совѣтскіе переводы

Я не собираюсь подъ этимъ заголовкомъ говорить о самомъ качествѣ тѣхъ многочисленныхъ переводовъ изъ иностранныхъ литературъ, которые издавались и издаются въ совѣтской Россіи, хоть тема такого рода интереса и не была бы лишена. Изъ одной лишь практики «Всемірной Литературы» — великой фабрики переводовъ, учрежденной при большевикахъ и большевиками же приконченной — можно было бы привести множество примѣровъ, не только иллюстрирующихъ эту тему, но и вполнѣ исчерпывающихъ ее. Такъ, въ одномъ изъ романовъ, переведенныхъ этимъ издательствомъ, можно было прочесть о нѣкоемъ вальсѣ изъ «Лѣсного Дьявола» и долго размышлять надъ таинственной разновидностью «Роберта-Дьявола» раньше, чѣмъ догадаться, что рѣчь идетъ о вальсѣ Вальдтейфеля и что усердный переводчикъ передалъ по-русски встрѣченную имъ во французской книгѣ нѣмецкую фамилію.

Continue reading

Visits: 67

Н. Дашковъ (Владимиръ Вейдле). Цвѣтныя расы

Событія въ Китаѣ, какъ и столькія другія событія послѣвоенной политической жизни, сдѣлали какъ нельзя болѣе насущной проблему такъ называемыхъ цвѣтныхъ расъ. О ней напоминаетъ Цинанфу, какъ напоминали истребительныя столкновенія прошлаго года, или на годъ раньше марокканская или, еще раньше, турецкая война. О ней со своей стороны говоритъ и нашествіе на Европу негритянскаго искусства, негритянскихъ танцевъ и музыки, точно такъ же, какъ безпрепятственное преклоненіе столькихъ европейцевъ передъ восточнымъ чувствомъ жизни, восточной мудростью, восточнымъ пониманіемъ красоты. И громче всего о ней твердитъ безсовѣстная московская пропаганда.

Чѣмъ больше мы всматриваемся въ исторію послѣднихъ лѣтъ, тѣмъ больше намъ кажутся безсмысленными и смѣшными споры европейскихъ государствъ между собой, рядомъ съ той грозной опасностью, которая извнѣ надвигается на Европу. Пусть опасность эта еще далека, пусть предотвратить ее еще возможно, но удалось бы это во всякомъ случаѣ сдѣлать только при условіи взаимнаго пониманія и мирнаго сотрудничества европейскихъ народовъ, условіи все еще не осуществленномъ и осуществимомъ ли при наличіи столь разныхъ интересовъ и традицій, столь противорѣчащихъ одна другой — неизвѣстно. А главное, «желтая» или вообще «цвѣтная» опасность вовсе не обязана принять тѣ романтическія, страшныя — и какъ разъ потому не путающія — формы, въ которыхъ мы привыкли ее представлять себѣ. Она болѣе буднична, а потому и болѣе реальна.

Continue reading

Visits: 37

Смысл прежде пользы

Для животных в мире есть только три рода вещей: опасные, манящие и безразличные. Человек, в отличие от животных, находит в вещах внутренний смысл, сравнивает их ценность и (иногда) объявляет некоторые из них постыдными или запретными.  

В мироощущении ушедшей эпохи важнейшее место было отведено греху и стыду. Личная нравственность в Старом мире определялась в первую очередь через соблюдение запретов. Верность государству, честное служение — были в ней второстепенные, языческие составляющие; прививка Рима, без которой христианская Европа не могла обойтись. 

Ход событий упразднил религиозную нравственность (в одних странах насильственно, в других — путем постепенных послаблений). Служение государству — не только осталось, но и возросло в цене. Но одной верности государству недостаточно. Личности нужно нечто, могущее руководить повседневной жизнью; если не широкое и всеохватное мировоззрение, то хотя бы его замена; нечто, дающее чувство осмысленности и оправданности поступков, говоря христианским языком — личной праведности.  

В разные времена человек обращался за таким руководством к разным силам. Чаще — к религии, реже — к философии. В наши дни он ищет поддержку у сильного, самоуверенного, но едва ли долговечного учения о бессмысленном мире, богатства и силы которого человек (странное исключение, пузырек сознания в потоке, лишенном разума, истока и цели) должен отбирать и использовать рациональным образом…  

Continue reading

Visits: 40

Н. Чебышевъ. Врангель-политикъ

Врангель производилъ при первомъ же знакомствѣ впечатлѣніе силы, крѣпкихъ нервовъ, самообладанія, воли, смѣлости, радостной ясности. Онъ импонировалъ. Въ немъ была хорошаго тона свѣтскость. Онъ интересовался людьми и любилъ общеніе съ ними. Кругъ его знакомствъ казался безграничномъ. Ко всему этому присоединялся исключительный даръ разбираться въ людяхъ. Онъ былъ сердцевѣдъ. Это составляло одну изъ способностей его ума. Онъ былъ уменъ. Умъ его былъ холодный. Но какъ всѣ его духовныя способности, онъ на вершинѣ переходилъ въ чутье, въ проникновенность, въ то, что могло представиться ясновидѣніемъ.

Онъ былъ весь дѣйствіе. Думалъ для даннаго дѣйствія, и то, что думалъ, свои заключенія, быстро и рѣзко претворялъ въ общаго значенія поступки.

У Врангеля былъ политическій конекъ. Онъ имѣлъ пристрастіе къ тому, чтобы предупреждать поступки противника. Его любимая фраза была: «Надо вырвать у противника иниціативу». Обладалъ способностью всѣхъ большихъ политическихъ дѣятелей: онъ создавалъ событія. Безъ этого рѣдчайшаго творческаго дара, дара творенія фактовъ — нѣтъ подлиннаго политика, нѣтъ творца, а есть переводчикъ, пишущій подъ чужой диктантъ.

Continue reading

Visits: 31

А. Тыркова. Бѣлый рыцарь

Есть люди, съ которыми особенно трудно связать мысль о смерти. Такимъ былъ для меня генералъ Врангель.

Высокій, стройный, изящный, съ осанкой джигита, съ быстрымъ рѣшительнымъ взглядомъ, гибкій и сильный какъ сталь, казалось, этотъ бѣлый воинъ донесетъ свою шпагу до Русской Земли Обѣтованной.

Но коварный недугъ подкрался, одолѣлъ. Порѣдѣла Бѣлая Рать на радость врагамъ. Малодушно вспоминается горькій некрасовскій стихъ: у счастливаго недруги мрутъ, у несчастнаго другъ умираетъ.

Генералъ Врангель былъ однимъ изъ самыхъ преданныхъ, — не друзей, это не то слово, — а слугъ несчастной Россіи. Онъ всего себя положилъ на это служеніе. Это знали, это чувствовали, это помнили тысячи и тысячи русскихъ людей. Не только друзья, но и недруги крѣпко помнили.

Continue reading

Visits: 24

А. Яблоновскій. Алеша Свидерскій

От редактора. Об Алексее Свидерском Википедия в наши дни сообщает: «советский государственный и партийный деятель, дипломат. Начальник Главискусства». О Главискусстве же Вики молчит.


Прочиталъ въ газетахъ, что въ Москвѣ образуется что-то въ родѣ министерства литературы и что на этотъ новый постъ назначается г-нъ Алексѣй Свидерскій.

Прочиталъ и вспомнилъ:

— Алеша Свидерскій! Судебный репортеръ газеты «Кіевская Мысль»! Какъ помню… Большевичекъ перваго призыва, съ серьезнымъ тюремнымъ стажемъ, но уже остывшій, уходившійся и въ мое время отрицавшій только Бога и мыло.

Какъ онъ прибился въ буржуазную редакцію, понять не могу. Но онъ бродилъ по Кіеву, какъ собака, потерявшая на ярмаркѣ своего хозяина. Только что изъ тюрьмы, безъ денегъ безъ работы, безъ одежды и обуви, но съ женой и двумя дѣтьми…

Это былъ «несчастненькій» въ старомъ значеніи этого слова и его просто «пожалѣли».

Continue reading

Visits: 29

Посторонній. Кто побѣдитъ? Маленькій экскурсъ въ прошлое

От редактора. Говоря о большем милосердии большевиков к памятникам, автор не предвидел ближайшего будущего…


Раза три въ недѣлю я захожу къ парикмахеру мосье Жюлю, большому говоруну и политику. Нынче онъ какъ-то особенно взволнованъ. Его только что навѣстилъ пріятель-коммунистъ, съ которымъ онъ крѣпко поспорилъ о результатахъ выборовъ. Мосье Жюль, по взглядамъ умѣренный, не можетъ простить коммунисту его дифирамбовъ «всеобщему равенству», когда у самого коммуниста порядочное имѣніе подъ Парижемъ и чудесный quarante chevaux. [1]

— Я васъ спрашиваю, кому онъ, чертъ возьми, равенъ! — кричитъ на всю парикмахерскую мосье Жюль, — вамъ, мнѣ? Можетъ быть вамъ? — обращается онъ вдругъ къ почтенному старичку сидящему отъ меня направо.

Старичокъ какъ будто только ждетъ сигнала. Высунувъ голову изъ пеньюара, онъ всѣмъ корпусомъ поворачивается въ нашу сторону.

— Какъ жаль, что я не засталъ здѣсь вашего пріятеля, — говоритъ онъ хозяину, — я бы позвалъ его на чашку чая и кстати угостилъ рѣдкой сейчасъ книгой…

И видя, что я насторожился, онъ спокойно продолжалъ:

— Эта книга вышла спустя мѣсяцъ послѣ Парижской коммуны 1871 года и написана Луи Эно, другомъ моего отца. Называется она «Paris brûlé par la Commune». [2]

Continue reading

Visits: 28

П. Муратовъ. О русской арміи

Неотразимый полемистъ «Послѣднихъ Новостей», вновь поминаюшій «г. Муратова» въ своихъ разсужденіяхъ о «Красной арміи», явно желаетъ лишить меня удовольствія вести съ нимъ письменныя бесѣды. Въ самомъ дѣлѣ, какой можетъ «выйти разговоръ» съ человѣкомъ, который «по всѣмъ правиламъ полемики» за васъ думаетъ и за васъ говоритъ то, чего вы не думаете и не говорите, «Любовь», которая велитъ положить жизнь «за други» и потому является движущей силой арміи, это, послѣ его «полемической» подстановки, оказывается «любовью» къ отцамъ командирамъ», и къ «вождямъ царскаго корня». И разумѣется, такая любовь — «мистика», которая «разлетится въ куски отъ разрывовъ современныхъ чемодановъ» (недуренъ стиль этихъ словесныхъ «совѣтизмовъ»!) Нѣтъ ужъ, пусть лучше неотразимый полемистъ сохранитъ свои столь яркіе образы для бесѣды… съ самимъ собой или съ г. Талинымъ, съ которымъ ему есть о чемъ поспорить. Въ самомъ дѣлѣ, ему и послѣ статьи г. Талина «не трудно отвѣтить утвердительно», что красная армія — это русская армія. А вотъ г. Талину это совсѣмъ не такъ не трудно. Увы, приходится еще разъ сказать «комплиментъ» г. Талину, не дожидаясь его обѣщанія отвѣтить мнѣ тѣмъ же, когда я напишу что-нибудь «объ итальянскомъ искусствѣ» (Скажу кстати, что я охотно писалъ бы больше объ итальянскомъ искусствѣ, если бы г. Талинъ и его коллега по «Послѣднимъ Новостямъ» меньше касались бы русской арміи). Комплиментъ же состоитъ въ томъ, что онъ необычайно точно опредѣлилъ истинное положеніе вещей, назвавъ красную армію «нынѣшней арміей того нынѣшняго государства, въ которомъ живутъ люди, именующіе себя русскими». Это совершенно правильно, и г. Талинъ вполнѣ добросовѣстно ставитъ вопросъ: можетъ ли онъ считать со своей собственной точки зрѣнія такую армію «русской*. И рѣшаетъ онъ этотъ вопросъ отнюдь не «безъ труда». По его мнѣнію «съ точки зрѣнія монополистовъ патріотизма, марковскихъ послѣдователей и послѣдышей, націоналъ-максималистовъ и махровыхъ націоналистовъ красная армія несомнѣнно становится все болѣе и болѣе „русской“ (въ кавычкахъ), и это обстоятельство нѣсколько пугаетъ назвать ее „русской“ безъ кавычекъ». Онъ не скрываетъ отъ насъ своихъ опасеній «эволюціи русской арміи въ сторону такой русскости» и единственно, что все же заставляетъ его «лично» считать красную армію до нѣкоторой степени русской, это то, что «нынѣшняя армія Россіи состоитъ на 80 проц. изъ русскихъ крестьянъ, набираемыхъ въ порядкѣ всеобщей и обязательной воинской повинности». Отъ этой осторожно опредѣленной «нынѣшней арміи Россіи» далеко до категорическихъ утвержденій его коллегъ, что «красная армія есть уже русская армія».

Обмѣниваться мнѣніями съ г. Талинымъ о томъ, что такое русская армія, пожалуй, и безполезно. Слово «русскій» его рѣшительно пугаетъ и вызываетъ въ немъ мрачныя реминесценціи. И «русскость», по его мнѣнію, это какое то ужасное качество, оцѣниваемое лишь тѣми страшными личностями, списокъ которыхъ съ его словъ я выше привелъ. Такое отношеніе къ слову «русскій» для меня не ново, и не г. Талинымъ оно выдумано. Помню, тринадцать лѣтъ тому назадъ (во время войны!) милѣйшіе русскіе люди, редактировавшіе «Русскія Вѣдомости», вычеркнули изъ какой-то моей безобидной статьи всѣ упоминанія о «русскомъ человѣкѣ». Что-то имъ мерещилось въ этомъ словѣ «русскій», чуть ли не отъ «Союза Русскаго Народа», и я не удивился бы если бы даже названіе ихъ собственной газеты показалось имъ тогда нѣсколько «погромнымъ». Но г. Талинъ меня удивляетъ теперь, ибо я все-таки думалъ, что хотя бы цѣной страшныхъ испытаній, выпавшихъ на долю всего русскаго, слово «русскій» достаточно «реабилитировано» даже въ глазахъ г. Талина…

А вмѣстѣ съ тѣмъ, есть вѣдь и очень простой «критерій» для оцѣнки съ личной его и съ личной моей точки зрѣнія, оказывается ли красная армія русской арміей, то есть иначе говоря и нашей съ нимъ арміей, ибо вѣдь оба мы, какъ ни какъ русскіе литераторы, (а если нѣтъ, то кто же мы такіе?) Если это была бы дѣйствительно наша армія, то по первому призыву въ нее мы исполнили бы нашъ долгъ. Но я не думаю, чтобы мы съ нимъ это сдѣлали.

П. Муратовъ.
Возрожденіе, №1060, 27 апрѣля 1928

Visits: 21

А. Ренниковъ. Самоваръ

Чѣмъ былъ раньше для насъ самоваръ? Простой, заурядной, обыденной вещью, на которую ни мы сами, ни наши гости никогда не обращали вниманія.

Подавала его у насъ Феня безъ всякой торжественности. Уносила тоже безъ особенной помпы. И никому не приходило съ голову при видѣ его впасть въ экстазъ, любовно похлопать во блестящимъ бокамъ, благоговѣйно спросить:

— Гдѣ раздобыли? За сколько?

А между тѣмъ, помню… тотъ, петербургскій, былъ настоящимъ красавцемъ. Высокій, стройный, сверкающій свѣжестью никеля, съ хорошо поставленнымъ голосомъ, чудесно выводившій заунывныя восточныя пѣсни и въ долгіе зимніе вечера и въ короткія бѣлыя ночи.

Continue reading

Visits: 17

«Возрожденіе». Положеніе русскихъ въ Киргизской республикѣ

Въ «Извѣстіяхъ» закончена печатаніемъ серія очерковъ, посвященныхъ земельной реформѣ въ Киргизской (нынѣ Казахской) республикѣ. Очерки эти ярко свидѣтельствуютъ о невыносимомъ положеніи, въ которое подчасъ попадаетъ русское населеніе въ національныхъ республикахъ.

Continue reading

Visits: 26