Начало

«О прошлом и настоящем распространено два мнения, и оба ложные: будто в прошлом не было зол, известных современности—и будто все зло осталось в прошлом. Последнее убеждение доходит до отождествления зла и истории (болезнь либерального ума). На деле прошлое и настоящее сотканы из одного материала; вопрос в соотношении частей. Другое заблуждение говорит: есть только одно прошлое, которое мы и должны принять. Это неверно. Прошлое, вопреки грамматической видимости, не имеет единственного числа. Прошедших много. Для живущих речь не о „приятии фактов“, но о выборе наследства, линии преемственности. Прошлое передает настоящему (а настоящее—будущему) целый пучок таких линий. И кто беспокоится о своем будущем, должен правильно выбрать себе прошлое».

Из моих книг. Читать дальше

Привет вошедшему. Осматривайтесь, читайте. Здесь — ссылки на мои книги (их можно купить в интернете; вещи из цикла, которым я занят сейчас, можно почитать прямо на сайте). Здесь фотогалерея — люблю фотографировать город…

В ноябре 2017-го на сайте снова появился блог. Вернулся, после долгого перерыва, и раздел о русском дореформенном правописании (так называемой «старой орфографии»), сменилось (на некоторое время) и правописание. С вопросом, почему я не считаю орфографию  Фортунатова-Луначарского удачным приобретением — сюда.

Коротко о разделах блога. В Круге чтения — выписки из прочитанных книг или статей. В Прессе первой эмиграции — статьи из русской свободной печати 20—30-х годов. Пособия по традиционной орфографии — в одноименном разделе.

Тимофей Шерудило

P. S. По поводу публикаций на сайте. Тексты сохраняют правописание первоисточника: советское, или традиционное, или традиционное упрощенное (без ера). Короткие цитаты приводятся приводились к традиционной орфографии.

Просмотров: 46

Рубрика: Блог | Комментарии к записи Начало отключены

Ходасевич о пушкинистах

Кстати сказать, намъ давно уже кажется, что судьба какъ бы поскупилась, однимъ изслѣдователямъ Пушкина давъ въ удѣлъ глубокое пониманіе, другимъ — обширныя познанія въ области біографіи, библіографіи, текста. Покойный Гершензонъ, обладая исключительной проникновенностью въ толкованіи Пушкина, неоднократно заблуждался, чему виною были его недостаточныя біографическія и библіографическія познанія. Свѣденія, которыми располагаютъ такіе изслѣдователи, какъ, напримѣръ, Н. О. Лернеръ или П. Е. Щеголевъ, не въ примѣръ обширнѣе, но… порой приходится удивляться, какъ несложны и опрометчивы ихъ сужденія о смыслѣ пушкинскихъ созданій. Иногда хочется сказать, что если бы Пушкинъ былъ въ самомъ дѣлѣ таковъ, какимъ кажется онъ подобнымъ изслѣдователямъ, — то, пожалуй, не стоило бы заниматься имъ съ такимъ отличнымъ усердіемъ.

Вл. Ходасевичъ. «Вокругъ Пушкина»
Возрожденіе, №942, 31 декабря 1927

Просмотров: 1

Рубрика: Пресса Первой эмиграции | Метки: , , | Комментарии к записи Ходасевич о пушкинистах отключены

Дюмезиль: смех над богами

Во всяком многобожии, во всяком сверхъестественном антропоморфизме, у богов есть свои слабости, над которыми верующие могут смеяться — как делали слушатели гомеровых поэм, — не впадая в нечестие и без дурных намерений.

Georges Dumézil. Gods of ancient Northmen

Просмотров: 1

Рубрика: Круг чтения | Метки: | Комментарии к записи Дюмезиль: смех над богами отключены

Из книги «Познание и творчество»

XVII. Культура: вперед и вверх

Мы часто произносим слово «культура», но редко пытаемся определить, что же мы называем этим словом. Это одна из тех вещей, существование которых несомненно, а определение трудно. Особенно важно было бы уяснить, что такое «культура», именно нам, современникам великого голода, недостатка высших побуждений, проявляющегося повсюду.

Что же такое «культура»? Может быть, это просто совокупность умственных отправлений? Не отнести ли к «культуре» всякий обычай, находящий закрепление не в вещи, а в слове и образе? В этом случае можно было бы говорить и о «культуре мукомолов и пивоваров», и о «культуре мытья рук перед едой», и даже о «культуре вальса или тустепа». Некоторые в наши дни так и поступают, однако определяемая столь широко «культура» теряет всякие очертания. «Культурой» становится и всё, и ничего. Чтобы найти нечто более определенное, нужно искать на другом пути.

Читать далее

Просмотров: 1

Рубрика: Блог | Комментарии к записи Из книги «Познание и творчество» отключены

Из книги «Свобода или совесть»

***

В своих долгих метаниях между сменявшими друг друга «идеалами», а лучше сказать идолами, русская интеллигенция отдавала предпочтение двум: социалистическому и либеральному. Если можно сказать, что мысль бывает или глубокой, или (как было принято говорить на Руси) «смелой и честной», то всё «смелое и честное» кадило перед одним из двух этих алтарей. Если господство социализма в Роcсии достаточно показало пустоту и неспособность социалистической «идейности» к культурному творчеству, то у русского либерализма не было возможности проявить себя вплоть до девяностых годов XX века, когда социалистическое правительство пало, власть валялась буквально на дороге и была подобрана теми, кто, волею случая, оказался к ней ближе всего. Знаменем новых правителей оказался либерализм, понимаемый довольно буквально, в духе знаменитого изречения «Laissez passez, laissez faire!» Итоги пятнадцатилетнего либерального правления оказались печальны: процветания, на которое надеялись проповедники «невидимой руки рынка», оно стране не принесло; дало волю всему дурному и ослабило даже ту слабую узду закона, какая была в социалистической России; об уважении к личности, столь дорогому настоящим либералам, никто даже и не вспоминал… А у нас, сохранивших умственную независимость мыслителей (если такие еще остались в «свободной Росии»), появилась возможность впервые задуматься о том, так ли безусловно благотворен либеральный порядок, как думали на Руси в прежние годы.

В качестве беспристрастного, верного и красноречивого свидетеля я выбрал Джона Стюарта Милля. Если он и малоизвестен в современной России, а его классический очерк «О свободе» даже не издан полностью (единственный известный мне перевод обрывается несколько ранее середины), то его мысли можно смело назвать евангелием современного либерализма. Не знаю, прямо или опосредованно, но мысли Милля оказали сильнейшее воздействие на то учение, которое сегодня называет себя либеральным, и догматическое значение его писаний сравнимо только с догматическим значением писаний Маркса. Милль, как и Маркс, был создателем утопии, только утопии не социалистической, а либеральной; и в качестве утопического мыслителя получил огромную власть над умами. Фантастичность построений в сочетании с ложно научной методичностью приемов дает огромную силу, по меньшей мере, в наши дни, с их тяготением ко всему «научному». Даже от колдунов и вызывателей мертвых требует эта эпоха научности; и как Милль, так и Маркс своей наружной трезвостью и методичностью полностью удовлетворяют этому требованию…

Читать далее

Просмотров: 1

Рубрика: Блог | Комментарии к записи Из книги «Свобода или совесть» отключены

Из книги «Сомнение и свобода»

***

Философия должна начинаться с этого: как бы мы ни приближались к истине, мы всегда от нее бесконечно далеки. Эта мысль упраздняет саму возможность философских систем, всякой гордости ума и беспочвенных притязаний, вроде притязаний современного материализма. Могут спросить: так зачем же искать неуловимую истину? Ответ на этот вопрос один, и совершенно безумный с точки зрения всякого гордого ума, т. е. религиозный: затем, что истина любит нас, к нам небезразлична и хочет, чтобы ее искали, а с теми, кто к ней честно стремился, у нее совсем особые отношения, и судьба их в этом и последующих мирах будет иная, потому что истина в мире не без власти; потому что истина – Бог. Ну, а другого основания любить истину у нас нет. Ни из «естественного подбора», ни из «борьбы за существование», ни из «воли рода к продолжению» любовь к истине никак не следует. Чтобы выжить и оставить потомство, истина не нужна нисколько; и вообще любовь к истине как-то противоположна инстинкту самосохранения… Я говорю здесь, конечно, не о научных «истинах», которые ничем не грозят и ничего не обещают своим поклонникам; я имею в виду истину, искание которой «есть великая и опасная любовь» – огненные слова над входом в здание философии, сохраненные нам Платоном.

Читать далее

Просмотров: 1

Рубрика: Блог | Метки: , | Комментарии к записи Из книги «Сомнение и свобода» отключены

Из книги «Личные истины»

***

Желания «устроиться в жизни» и понять жизнь взаимно враждебны. Тот, кто ищет познания, то есть правды, никогда не будет «устроен». Только закрывая глаза на природу вещей, можно извлекать из них пользу. Давно сказано: «чтобы преуспеть, нужно быть поверхностным или прямо глуповатым». Под внимательным взглядом вещи обретают смысл, но теряют способность приносить пользу. То же самое можно сказать о красоте. Красота бесполезна для тех, кто способен ее видеть; вожделение и насыщение по отношению к красоте возможны только там, где ее не заметили.

***

Угрожаемое зло, в отличие от добра, предпочитает обороняться до последнего. Добро может сдаться, хотя бы потому что не верит в возможность своего конечного поражения; а вот злу, кажется, кое-что о такой возможности известно, и защищается оно отчаянно. Во все времена выступления против добра оканчивались бо?льшим успехом.

***

«Пишите для себя», – говорит общество писателю. «Помилуйте, – вправе возразить писатель, – это какое-то самоудовлетворение и противоестественность, писать для себя! Поэт бросает плод творчества толпе не в последнюю очередь потому, что больше в этом плоде не нуждается. Любовь к творчеству редко совмещается с любовью к своим произведениям, по меньшей мере завершенным».

Читать далее

Просмотров: 1

Рубрика: Блог | Метки: , | Комментарии к записи Из книги «Личные истины» отключены

А. Яблоновскій. Недоразумѣніе

Въ Варшаву по своимъ дѣламъ пріѣхалъ В. Л. Бурцевъ.

И конечно, польскіе журналисты сейчасъ же атаковали этого, какъ они говорятъ, «патріарха русскаго освободительнаго движенія» и потребовали, чтобы «патріархъ» отвѣтилъ имъ на всѣ проклятые вопросы и даже предсказалъ будущее.

Надо сознаться, что это очень смѣшная и глубоко-провинціальная черта у польскихъ журналистовъ: у каждаго заѣзжаго москаля они всегда спрашиваютъ, чѣмъ окончится «старый споръ славянъ» и что думаютъ «москали» о Рижскомъ договорѣ.

Къ несчастью, однако, и наши «москали» (а въ томъ числѣ и «патріархи») охотно вступаютъ въ такого рода безплодныя бесѣды и очень охотно предсказываютъ будущее.

Не удержался, къ сожалѣнію, и В. Л. Бурцевъ.

Читать далее

Просмотров: 2

Рубрика: Пресса Первой эмиграции | Метки: , , , , , | Комментарии к записи А. Яблоновскій. Недоразумѣніе отключены

Дюмезиль о зороастризме

Беспокойство и усилия зороастризма направлены в будущее, не в прошлое или настоящее. Он обращен к личности, которая должна непрестанно готовить собственное спасение, так же, как и спасение всей вселенной. Однажды вселенная освободится от сил зла, сегодня почти столь же могущественных, как и добро.

G. Dumésil. Gods of Ancient Northmen

Просмотров: 1

Рубрика: Круг чтения | Метки: , , | Комментарии к записи Дюмезиль о зороастризме отключены

Дюмезиль о божественном и земном порядке у германцев-язычников

Дюмезиль утверждает, что Тор, первоначально — бог Закона, потерял свое исходное место в божественной иерархии, став богом войны, и далее говорит:

„Но эволюция «бога Закона» имела большее влияние на то, что может быть названо основным тоном религии. Напрасно скандинавские боги карали святотатство и клятвопреступление, мстили за нарушение мира или пренебрежение законом. Никто более не воплощал в чистом, образцовом виде те абсолютные ценности, которые общество, пусть и лицемерно, должно брать под свою защиту. Ни одно божество больше не было прибежищем идеала, или хотя бы надежды. Что общество богов выиграло в «эффективности», то оно потеряло в порядке мистической и моральной власти. Теперь оно — не более чем точная проекция воинских отрядов или земных государств, единственная забота которых — сила и победа. Конечно, жизнь всякого человеческого общества состоит из жестокости и обмана. По меньшей мере, теология описывает божественный Порядок, в котором также не всё благополучно, но где Митра или Верность (Fides) стоят на страже как хранители и сияют как образцы истинного закона. Даже если боги язычников не могут быть безупречны, они по меньшей мере должны, для выполнения своей роли, иметь в своей среде одного ходатая ради и от имени человеческой совести, рано пробудившейся и, безусловно, уже совсем проснувшейся и зрелой среди индоевропейцев. Но Тор не мог больше выступать в этой роли. Германские народы и их наследники были не хуже тех индоевропейских народов, что осели в Средиземноморье, Иране или на берегах Инда. Но в их взгляде на верховных богов, и в особенности — на божество Закона, под действием подаваемого людьми примера, не оказалось места протесту против обычая — одной из великих услуг, оказываемых религией. После понижения божественного «уровня» мир — весь мир богов и людей — оказался обречен. Каждый отныне был только собой и ничем более. Посредственность отныне следовала не из случайных несовершенств, но из глубоко заложенных ограничений“.

G. Dumésil. Gods of Ancient Northmen.

Не готов принять на веру целиком, но мысль о том, что наше поведение на земле определяется нашим представлением о божественном — совершенно верная.

Просмотров: 1

Рубрика: Круг чтения | Метки: , , | Комментарии к записи Дюмезиль о божественном и земном порядке у германцев-язычников отключены

Дюмезиль: «О́дин — царь-чародей»

«Невероятно, — так говорят или подразумевают, — чтобы германские народы, не знавшие сильной царской власти, раздробленные на многочисленные племена, могли самостоятельно помыслить могущественного бога-царя, повелителя мироздания. Такая мысль могла зародиться у них только при виде великих царей соседних держав — Рима или даже Византии. Предполагают, что такая эволюция уже началась во время Тацита, как указано в главе 9 «Германии», где Меркурий (предположительно, Вотан) представлен как наиболее чтимый из богов, а в главе 39 как regnator omnium deus [бог-всеобщий повелитель] племени семнонов. И то это развитие идей относится только к ограниченным областям между Рейном и Эльбой и Одером, вблизи от границ Римской Империи. Это рассуждение неосновательно. Известно немало народов (иногда отсталых, иногда передовых), не знающих сильной государственной власти, которые всё же выработали представление об одном или нескольких могущественнейших богах, правящих миром. Это нередкое несоответствие между политической действительностью, ограниченной властью местного правителя и ее мистическим отражением — неограниченной властью повелителя вселенной. Племена ведической эпохи, например, способные помыслить вседержителя Варуну и славившие его в словах, напоминающих слова Псалтири, были не менее раздроблены, чем германские народы, и цари их не обладали большей властью. Кроме того, среди признаков Одина совершенно отсутствуют признаки кесаря или василевса, он повелитель sui generis — царь-чародей».

Georges Dumézil. Gods of ancient Northmen

Просмотров: 3

Рубрика: Круг чтения | Метки: , , | Комментарии к записи Дюмезиль: «О́дин — царь-чародей» отключены