Павелъ Муратовъ. Изъ «Обзора Печати» отъ 22 января 1922. Хитлеръ говоритъ

«Пари Миди». (Габріель Перрэ). «Вотъ наконецъ появляется «онъ» въ концѣ зала. Въ сопровожденіи своего штаба и своихъ тѣлохранителей, онъ подвигается впередъ. Слѣва, справа, спереди, сзади, восторженныя привѣтствія сливаются въ оглушительный гулъ. Поднимаются вверхъ руки въ знакъ привѣтствія. Люди въ залѣ нервно смѣются или плачутъ. Это экстазъ… А «онъ» идетъ, не спѣша, торжественной походкой. Иногда легкая улыбка пробѣгаеть по его лицу. Онъ останавливается вдругъ и медленно поднимаетъ правую руку въ отвѣтъ на всеобщее привѣтствіе… Въ глубинѣ залы раздается ритмическій звукъ шаговъ…Это идутъ въ ногу, отбивая тактъ, отряды ударныхъ группъ, несущіе свои знамена, иногда обвитыя чернымъ крепомъ. Знамена ставятся вокругъ трибуны, занимаемой вождемъ, образуя почетную ограду. Наступаетъ молчаніе. Вотъ Хитлеръ начинаетъ говорить. Голосъ его звучитъ глухо, безъ оттѣнковъ. Ораторъ не дѣлаетъ никакихъ жестовъ. Похоже на то, что онъ читаетъ урокъ. Но потомъ поднимаются его руки, голосъ звучитъ громче, руки протягиваются впередъ и вновь скрещиваются на груди. Ораторъ приближается къ самому существу своего сюжета. «Нѣмецкаго народа не существуетъ. Необходимо создать этотъ народъ внутри насъ самихъ и прежде всего необходимо бороться противъ марксизма, противъ большевизма»… И когда Хитлеръ произноситъ слово марксизмъ, оно звучитъ, какъ рокотъ барабана. Оно гремитъ, какъ пѣнящійся горный лотокъ. Кулаки оратора сжимаются, бьютъ направо, налѣво, жестикуляція его становится отчаянной, пальцы его разжимаются и вновь сжимаются тѣмъ движеніемъ, какъ если бы онъ хотѣлъ задушить своего врага… Я гляжу вокругъ. Всѣ лица свѣтятся какимъ-то нездѣшнимъ экстазомъ. Слухъ ловитъ каждое слово. Въ глазахъ женщинъ видны слезы восторга и умиленія… Я ухожу, но издалека оборачиваюсь еще разъ. Издалека маленькая черная фигурка Хитлера кажется жестикулирующей маріонеткой. И однако, мистическая вѣра здѣсь преодолѣваетъ все, что могло бы казаться смѣшнымъ. Да. Германія не умерла…»

Сотрудникъ французской газеты хочетъ очевидно сказать, что не умерла та историческая Германія, которая всегда откликалась на мистическій призывъ проповѣдниковъ соціальнаго блага. Сила Хитлера — это очевидно сила не столько политическаго, сколько нѣкотораго моральнаго по побужденіямъ почина.

Павелъ Муратовъ.
Возрожденіе, № 2425, 22 января 1932.

Просмотров: 6

Запись опубликована в рубрике Пресса Бѣлой Эмиграціи с метками , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.