Александръ Яблоновскій. О томъ, о семъ… 19 января 1932

За послѣдніе мѣсяцы въ парижскихъ кинематографахъ замѣчается крайнее раздраженіе и неудовольствіе публики.

— Послѣ каждой пьесы начинается шиканье и бурный свистъ, иногда даже оглушительный…

Публика возмущена исключительно бездарнымъ выборомъ пьесъ. Администраторы кинематографовъ, какъ будто нарочно, намѣчаютъ къ постановкѣ самыя безтолковыя, самыя безсодержательныя и даже глупыя вещи.

Признаться сказали, и я, со своей стороны, какъ любитель кинематографа, тоже всегда принимаю участіе въ этомъ общемъ свистѣ:

— Какъ же, въ самомъ дѣлѣ, дать понять владѣльцамъ кинематографовъ, что нельзя издѣваться надъ публикой и питать ее сплошной пошлостью и сплошнымъ убожествомъ?

Я не знаю, чѣмъ объяснить этотъ упадокъ парижскихъ «синема», но, какъ кажется, это результатъ покровительственной системы и запрета или полузапрета американскаго производства.

Право, иногда смотришь «картину» и думаешь:

— Для кого это приготовлено? На какихъ болвановъ это расчитано? И какъ можно было тратить деньги (и не малыя деньги) на производство такого убожества, и вообще на такую анафемскую бездарь?

Сплошь и рядомъ дѣло доходитъ до того, что образованные зрители не могутъ своими словами передать содержаніе «картины». Думаю, что и гг. «кинеасты», сочинявшіе и воспроизводившіе эту глупую пошлость, тоже не могли бы объяснить, что такое они «накрутили».

А между тѣмъ, Парижъ каждый вечеръ тратить милліоны франковъ на это «удовольствіе». Думается, впрочемъ, судя по шиканью и свисткамъ, что эта стрижка терпѣливой публики продлится не долго. Уже и сейчасъ многіе любители «даютъ себѣ клятву» ходить только на бульвары, гдѣ цѣны дороже, но къ публикѣ относятся все-таки съ нѣкоторымъ уваженіемъ.

***

Въ нынѣшнемъ номерѣ «Возрожденія» читатели найдутъ извѣстіе, что и геръ Хитлеръ очень бы хотѣлъ отдѣлить отъ Россіи Малороссію и образовать изъ нея крупное самостоятельное государство.

Причина — геръ Хитлеръ не хотѣлъ бы видѣть большую и мощную Россію. — Онъ предпочитаетъ Россію маленькую и безсильную…

Такимъ образомъ, приходится отмѣтить появленіе еще одного претендента если не на захватъ, то во всякомъ случаѣ на рѣшеніе будущей судьбы русскаго народа.

Сколько же, однако, всего такихъ претендентовъ на Малороссію?

Габсбургъ («Василій Вышиванный») мечталъ объ украинской коронѣ.

Скоропадскій мечталъ и мечтаетъ о наслѣдственной «булавѣ» гетмана.

Польша мечтаетъ о Кіевѣ и выходѣ къ Черному морю черезъ Малороссію.

Италія Муссолини мечтаетъ объ «украинской колоніи».

Англія мечтаетъ объ ослабленіи Россіи.

И кромѣ того, гетманъ Остряниця, гетманъ Печериця, «морской министръ Украины» Левицкій, австрійскій офицеръ Коновалецъ и пр. и пр. — всѣ мечтаютъ, всѣ рѣшаютъ, всѣ предопредѣляютъ.

И замѣчательно: никто, никогда и нигдѣ даже не поинтересовался узнать: а что думаетъ на этотъ счетъ украинскій народъ и что думаетъ Россія?

О судьбѣ Украины гг. претенденты постановили «заочное рѣшеніе»:

— Считать самостоятельной!

Но, конечно, даже дураки хорошо понимаютъ, что иноземные друзья Украины хлопочутъ только о себѣ:

— Самостоятельную Украину будетъ много легче проглотить.

Александръ Яблоновскій.
Возрожденіе, № 2422, 19 января 1932.

Просмотров: 6

Запись опубликована в рубрике Пресса Бѣлой Эмиграціи с метками , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.