Б. Ижболдинъ. Экономическая программа германскихъ «наци»

Экономическая программа германскихъ націоналъ-соціалистовъ, при всемъ своемъ несовершенствѣ, покоится на нѣкоторомъ научномъ основаніи: въ ней учтены происшедшія за послѣднее время глубокія измѣненія въ капиталистической хозяйственной системѣ, о которыхъ сейчасъ говорятъ многіе выдающіеся германскіе ученые (Зомбартъ, Шпанъ, Смендъ, К. Маннъ и др). Конгрессы нѣмецкихъ экономистовъ, собиравшіеся за послѣдніе три года въ Вѣнѣ, Цюрихѣ и Кенигсбергѣ, признали наступленіе новой фазы въ развитіи капитализма, превратившагося изъ «свободнаго хозяйства» въ «гетерогенію единично-хозяйственныхъ группъ», и поставили на очередь вопросъ: не является ли своевременный хозяйственный строй переходной формой капитализма, постепенно вырастающаго въ какую-то новую «связанную», или «плановую», систему хозяйства, опирающуюся прежде всего на рядъ вспомогательныхъ идей («государственное вмѣшательство», или этатизмъ, соціально-экономическій балансъ, экономическій парламентъ и т. д.).

Дѣйствительно, нѣтъ сомнѣній, что переживаемая нами эпоха характеризуется структурными измѣненіями въ области соціально-экономическихъ умонастроеній, организаціи труда и техники. Оторвавшись отъ своей либеральной основы неограниченной свободы хозяйничанія — капитализмъ понемногу теряетъ, прежде всего въ Германіи, свои позиціи внутри народнаго хозяйства, въ которомъ развивается сѣть антикапиталистическнхъ по существу «коопераціонно-государственныхъ» предпріятій. Въ то же время пресѣкается свобода развитія въ міровомъ хозяйствѣ — оно постепенно превращается въ систему взаимодѣйствующихъ и раціонализованныхъ народныхъ хозяйствъ. Вмѣсто капиталиста съ боевой психологіей, появляется компромисная фигура фабриканта-чиновника; вмѣсто свободныхъ производителей и торговцевъ — агенты картелей и фактически безправные акціонеры, вмѣсто свободныхъ предпріятій — полугосударственныя смѣшанныя общества и «обюрократизованныя» единичныя хозяйства, руководимыя представителями «частно-групповыхъ» интересовъ (въ зависимости отъ личныхъ связей и возрастнаго ценза); вмѣсто свободной игры производственныхъ силъ — государственное вмѣшательство въ заработную плату и установленіе цѣнъ «плановыми» по духу концернами и синдикатами.

Итакъ, не подлежитъ сомнѣнію, что въ структурѣ капитализма не все благополучно и что мы стоимъ, какъ будто, на порогѣ новой эры въ сферѣ хозяйства. Населеніе экономически передовыхъ странъ, въ частности — Германіи, начинаетъ сдавать… Усиливается опасность «революціоннаго» претворенія капитализма въ соціализмъ, который, при данныхъ условіяхъ, неизбѣжно перешелъ бы въ большевизмъ. Желаніе предупредить такой поворотъ событій и въ первую голову — избѣжать гибельныхъ опытовъ большевизма, заставляетъ наиболѣе горячихъ противниковъ Маркса (въ частности, національно настроенную германскую молодежь) искать выхода въ насажденіи антибольшевицкой и антимарксистской «націоналъ-идеократической» системы хозяйства, заимствуя, однако, лекарство изъ идейнаго багажа своего противника — того же большевизма.

Научный анализъ программы германскихъ націоналъ-соціалистовъ показываетъ намъ ея духовное родство съ программой русскаго «евразійскаго движенія». Въ обоихъ случаяхъ мы наталкиваемся на стремленіе «политической идеократіи», т. е. властвующаго «національнаго отбора», подчинить основной своей идеѣ всѣ проявленія хозяйственной жизни націи, превратить народное хозяйство въ придатокь хозяйства государственнаго (созданіемъ «экономическихъ командныхъ высотъ») и перевоспитать населеніе въ духѣ «соціальнаго служенія».

Желаніе революціоннымъ путемъ измѣнить капиталистическій строй Германіи, якобы превращающій германское народное хозяйство въ колонію «Западнаго міра» (т. е. Франціи, Англіи и Америки), заставляетъ Хитлера, обращающаго взоры на Россію и юго-востокъ Европы, искать реальнаго выхода въ созданіи мощнаго государственнаго имущества за счетъ иностранныхъ и еврейскихъ капиталистовъ. Отсюда его стремленіе къ политическому господству «избранной Богомъ и универсально-мыслящей нѣмецкой народности, хранящей чистоту арійской расы, соблюдающей прусскую государственность и замѣняющей на своей территоріи классовую борьбу сверхклассовымъ національнымъ единствомъ».

Отсюда и враждебность національ-соціалистовъ не только къ марксизму, но и къ капитализму, «удушающему», по ихъ мнѣнію, въ интересахъ Запада, германскую націю: капитализмъ усыпляетъ патріотизмъ вредной фикціей мірового хозяйства, убиваетъ душу рекламами, машинизаціей и механизаціей труда, порабощаетъ трудящіяся массы въ интересахъ «еврейскаго банковскаго капитала», разрѣшаетъ «органическое пониманіе» націи и государственной власти, подчиняетъ Германію «финансовому интернаціоналу» и растлѣваетъ душу народа духовнымъ и бытовымъ мѣщанствомъ.

На смѣну подходящему къ концу капитализму, по мысли Хитлера, придетъ новая «націоналъ-идеократическая» система хозяйства, родившаяся отъ сліянія «внутренняго имперіализма» съ «имперіализмомь внѣшнимъ», т. е. съ экономической экспансіей Германіи въ предѣлахъ «Средней Европы» отъ Сѣвернаго моря до Чернаго.

Слѣдующія положенія легли въ основу отдѣльныхъ статей экономической программы «наци»:

1) Сельское хозяйство Германіи, благодаря таможенной политикѣ Шиле, теперь уже въ состояніи прокормить все населеніе, — оно почти не нуждается болѣе въ привозѣ иностранной пшеницы. Но все-таки жизнеспособность германскаго сельскаго хозяйства требуетъ принудительнаго расчлененія крупныхъ владѣній въ пользу крестьянина-переселенца: исключеніе составятъ лишь предполагаемыя государственныя «зерновыя фабрики». Развитіе внутренней колонизаціи возможно только при аннулированіи задолженности крестьянства частнымъ банкамъ и при готовности государства гарантировать мелкимъ землевладѣльцамъ сбытъ и «справедливую цѣну». Переходъ крестьянства къ огородничеству, садоводству и маслодѣлію увеличитъ «народоемкость» Германіи. Наряду съ кооперированіемъ земледѣльцевъ будетъ введенъ госуд. контроль надъ всѣмъ сельскимъ хозяйствомъ (включая скотоводство), который обезпечитъ народу необходимое пропитаніе и разумный доходъ.

2) Вмѣшательство государства въ проблему «питанія населенія» потребуетъ защиты границъ Германіи монополіей внѣшней торговли, которая используетъ «анархію капиталистическаго окруженія», обезпечитъ странѣ привозъ дефицитныхъ средствъ питанія и сырья, уничтожитъ вредное вліяніе «міровой биржи» и приведетъ къ смычкѣ со средне-европейскимъ крестьяниномъ, Въ виду того, что монополія внѣшней торговли означаетъ переходъ въ руки государства всего товарнаго и платежнаго оборота съ заграницей, — необходимо будетъ не только сосредоточить въ рукахъ государства всю торговлю денежными знаками, но и націонализовать всѣ частныя кредитныя учрежденія. Вмѣстѣ съ тѣмъ, переходъ Германіи къ хозяйственной автархіи заставитъ правительство аннулировать репараціи, отчуждивъ въ пользу частныхъ иностранныхъ кредиторовъ имущество германскихъ капиталистовъ заграницей.

3) Переходъ всей полноты власти въ руки національной «идеократіи», воспитывающей населеніе въ духѣ «универсализма избранной расы», будетъ сопровождаться созданіемъ боеспособныхъ государственныхъ «экономическихъ высотъ» — націонализаціей банковъ, тяжелой и крупной промышленности, частно-хозяйственныхъ концерновъ и крупныхъ торговыхъ фирмъ. Задача эта значительно облегчается тѣмъ, что большинство крупныхъ учрежденій, универсальныхъ магазиновъ и коммерческихъ предпріятій находится въ рукахъ евреевъ. Сосредоточеніе въ рукахъ государства важнѣйшихъ отраслей народнаго хозяйства даетъ возможность предоставить каждому рабочему право на трудъ и участокъ пригородной земли.

4) Подчиненіе народнаго хозяйства «плановому началу» и идеологіи правящаго отбора не помѣшаетъ Германіи сохранить частнохозяйственныя, среднія и мелкія предпріятія, промышленныя и торговыя. Включеніемъ въ общій «соціально-экономическій» планъ эти единичныя хозяйства утеряютъ свое «право на независимость», но получатъ отъ государства твердый сбытъ и «справедливыя цѣны».

5) Недостатокъ промышленнаго сырья и ограниченность германской территоріи заставятъ «проснувшуюся», т. е. себя познавшую Германію заняться мирнымъ завоеваніемъ средней и юго-восточной Европы, въ которой должно быть вызвано аналогичное структурное измѣненіе хозяйственнаго строя. Австро-Германія дастъ средне-европейскимъ и юго-восточнымъ аграрнымъ державамъ достаточные ввозные контингенты для поглощенія ихъ избыточныхъ продуктовъ въ обмѣнъ на свои фабрикаты. Германскій федерализмъ облегчитъ созданіе мощной «средне-европейской конфедераціи», тѣсно связанной съ совѣтской Россіей, черезъ которую онъ получитъ выходъ въ Азію…

Б. Ижболдинъ.
Возрожденіе, № 2288, 7 сентября 1931.

Просмотров: 3

Запись опубликована в рубрике Пресса Бѣлой Эмиграціи с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.