Павелъ Муратовъ.Каждый День. 6 мая 1931. Колоніальная выставка

Колоніальная выставка открывается. Пожелаемъ ей всяческаго успѣха и по соображеніямъ частнаго, жизненнаго порядка, о которыхъ я однажды писалъ, и съ точки зрѣнія болѣе общей и отвлеченной. Колоніальная исторія — это одна изъ наиболѣе славныхъ главъ европейской исторіи! Отъ колоніальной идеи неотдѣлимо вообще то понятіе о Европѣ которое лишь начало брезжитъ въ ХѴІ вѣкѣ, сложилось въ ХѴІІ вѣкѣ и окончательно укрѣпилось на протяженіи двухъ послѣдующихъ столѣтій.

Европа сознала себя, какъ слѣдуетъ, лишь тогда, когда зрѣнію ея открылись обширные міры, внѣ предѣловъ Европы лежащіе. Она, можно сказать, опредѣлила себя по противоположности имъ, и въ этомъ сказалось ея вѣчное активное начало.

***

Колоніальная идея не пользовалась популярностью въ представленіяхъ былой русской интеллигенціи. О колоніяхъ не говорилось у насъ тогда безъ непремѣнно подразумѣваемыхъ при этомъ утѣсненій, жестокостей, обидъ, приносимыхъ пришлыми людьми туземному населенію.

Любопытно, что утверждалось это русскими людьми, «сынами отечества», исторія коего имѣла, въ сущности, сь древнѣйшихъ временъ одинъ только смыслъ (какъ это показалъ Ключевскій) — смыслъ колонизаціи лѣсныхъ, степныхъ и вообще пустыхъ пространствъ.

Да, русскіе были вѣчными колонизаторами и, я не боюсь сказать, отличными колонизаторами, можетъ быть, какъ разъ потому, что самыми древними колонизаторами въ Европѣ.

Новгородцы XIѴ вѣка предвосхищали примѣръ голландцевъ и англичанъ ХѴІІ столѣтія. Покореніе Сибири осталось одной изъ сказочныхъ страницъ въ исторіи бѣлаго піонера. Ермакъ былъ русскимъ Кортесомъ и русскій искатель, пришедшій пѣшкомъ къ Берингову проливу, не менѣе удивителенъ, чѣмъ испанецъ, пересѣкшій океанъ на утлой парусной лодкѣ. На основѣ этой грандіозной исторической традиціи вырасли такія блестящія дѣла, какъ созданіе тихоокеанской Россіи и русскаго Туркестана при Александрѣ ІІ. Замѣчательный ростъ этихъ русскихъ колоній мы могли видѣть воочію.

***

На колоніальной выставкѣ въ Венсенѣ Россіи не суждено было оказаться представленной. Древнѣйшему по своему опыту изъ колоніальныхъ государствъ грозитъ нынѣ участь самому перейти на положеніе самымъ безжалостнымъ и варварскимъ образомъ эксплоатируемой колоніи… Не будемъ, однако, предаваться этимъ печальнымъ размышленіямъ въ день заслуженно радостный для гостепріимной къ намъ и любезной нашему сердцу Франціи.

Франція, быть можетъ, удачнѣе всѣхъ другихъ великихъ европейскихъ державъ нашла свое мѣсто на міровой картѣ. Не служитъ ли этому доказательствомъ то, что французская колоніальная исторія прихотливѣйшимъ образомъ перетасовалась въ вѣкахъ и завершилась совсѣмъ не тамъ, гдѣ она началась?

Въ ХѴІІ вѣкѣ французская колоніальная имперія создавалась въ Америкѣ, въ ХѴІІІ вѣкѣ она стремилась охватить Индію. Вмѣсто того, колоніальная выставка являетъ намъ грандіозную Французскую Африку и богатѣйшій французскій Индокитай. Французское колоніальное развитіе оказалось изъ всѣхъ наиболѣе подвижнымъ. Этой странѣ дана особенность разбрасывать но всему свѣту сѣмена, которыя даютъ всходы при самыхъ разнообразныхъ условіяхъ туземной географіи и туземныхъ исторій. Владычество матеріальной силы неподвижно, но подвиженъ духъ, текуча та духовная атмосфера, которая плѣняетъ народы и пріобщаетъ ихъ къ французской цивилизаціи. Въ этой своеобразной особенности заключается, быть можетъ, живучесть и заразительность, присущія французской колоніальной идеѣ.

Павелъ Муратовъ.
Возрожденіе, № 2164, 6 мая 1931.

Просмотров: 8

Запись опубликована в рубрике Пресса Бѣлой Эмиграціи с метками , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.