А<лександръ> С<алтыковъ>. Каждый День. 28 сентября 1930

Летучія мысли. Въ «Возрожденіи» были на-дняхъ помѣщены любопытные снимки, изображащіе безпоповцевъ-филиповцевъ изъ Восточной Пруссіи. Ихъ предки выселились туда изъ Россіи уже болѣе ста лѣтъ тому назадъ. Но они сохранили чисто-русское обличіе. Сохранили и русскіе обычаи, русскій складъ жизни. Да и говорятъ они еще по-русски. Ихъ около тысячи душъ.

И тѣмъ не менѣе прусскіе филиповцы — убѣжденные и вѣрные граждане нѣмецкаго отечества. Во время плебисцита 1920 года ни одинъ изъ нихъ не подалъ голоса въ пользу присоединенія Мазурскаго края (гдѣ они живутъ) къ Польшѣ. Вѣроятно — точно не знаю — они и во время войны добросовѣстно исполнили въ отношеніи Германіи свой національный долгъ.

***

Одновременная принадлежность къ двумъ націямъ — возможна. Этотъ вопросъ хорошо разработанъ у Лагарда. Да мы и сами нерѣдко убеждаемся въ этой возможности… Но принадлежность прусскихъ филиповцевъ къ россійской націи, несмотря на все вышесказанное, для меня сомнительна. Впрочемъ, тотъ же Лагардъ показалъ, что есть степени принадлежности къ націи.

Связь мазурскихъ филиповцевъ съ ихъ прежнимъ отечествомъ — поддерживаетъ главнымъ образомъ то, что они принадлежатъжатъ къ особой группѣ и, вдобавокъ, опредѣляемой по рѣзко-конфессіональному признаку. Такія рѣзко-обособленныя вѣроисповѣдныя группы всегда обнаруживаютъ особою стойкость типа своей культурной разновидности, особую ея, такъ сказать, «огнеупорность», — когда попадаютъ въ чуждую національную атмосферу. Здѣсь есть нѣкоторая психологическая тонкость. Именно то, что на прежней родинѣ препятствовало полному, т. е. прежде всего духовному, сліянію такихъ групіпъ съ отечественной націей, а именно черты рѣзкой ихъ обособленности, — содѣйствуетъ на чужбинѣ усиленію въ нихъ прежняго національнаго сознанія. Это-то и обусловило сохраненіе филиповцами цѣлаго ряда русскихъ бытовыхъ чертъ, вполнѣ утраченныхъ, напримѣръ, ранѣе ихъ попавшими въ Германію потсдамскими Ивановыми, Петровыми и Николаевыми (потомки русскихъ солдатъ), давно забывшими русскій языкъ и обратившимися въ настоящихъ нѣмцевъ…

***

Не будемъ однако преувеличивать національный смыслъ бытовой стойкости и русской «огнеупорности» прусскихъ филиповцевъ. Истинная подоплека этой стойкости — все-таки этническая, а не національная. Въ чертахъ русской огнеупорности филиповцевъ — этносъ лишь выступаетъ въ роли націи, но на самомъ дѣлѣ остается этносомъ. Даже еще глубже уходитъ въ этническое дно. Филиповцы и представляютъ собой рѣдкій, сравнительно, случай относа — въ аспектѣ націи. Они удержали — и даже подчеркнули — внѣшнее ея выражение: бытъ. Но бытъ націи именно и измѣняется въ исторіи. Нація — не въ бытѣ; не въ немъ ея сила и воля… Напротивъ, именно этносъ крѣпко держится быта, цѣпляется за него… Въ такихъ обособленно-конфессіональныхъ группахъ какою являются прусскіе филиповцы и въ которыхъ бытъ особенно тѣсно связанъ съ религіозными переживаніями и даже наполненъ ими, — а съ другой стороны сама религія окрашивается бытовыми чертами («бытовое исповѣдничество» евразійцевъ), — въ такихъ группахъ бытовыя черты могутъ сохраняться (то же, напримѣръ, и въ еврействѣ) неопредѣленно-долгое время…

***

Въ былыя времена такихъ культурно-бытовыхъ группъ было несравненно больше, чѣмъ въ наши дни. Эти группы и осуществляли молчаливо всѣми признаваемое право «культурнаго самоопредѣленія», отлично уживавшагося съ бытіемъ крупныхъ національныхъ соединствъ, въ которыя эти группы были вкраплены. Онѣ ровно никому и ничему тогда не мѣшали. Но дѣло сильно измѣнилось съ тѣхъ поръ, какъ сами европейскія націи стали переходить — главпымъ образомъ, подъ вліяніеімъ идей французской революціи — съ національной на націоналистическую основу. Эта новая основа, выдвинувшая, въ частности, совершенно ранѣе неизвѣстное требованіе единства національнаго языка, вообще сильно преувеличившая значеніе языка въ національной культурѣ (и даже структурѣ), — есть, въ сущности, основа этническая. Поэтому-то она и не замедлила вступить въ конфликтъ съ мѣстными этнизмами.

Современное требованіе «культурнаго самоопредѣленія» и защиты «права меньшинствъ» и заключаетъ въ себѣ — пусть и малограмотный — но все же во многихъ отношеніяхъ справедливый протестъ противъ новаго націоналистическаго государства и вызвавшихъ его къ жизни ложныхъ теорій XIX вѣка.

А<лександръ> С<алтыковъ>
Возрожденіе, №1944, 28 сентября 1930.

Просмотров: 3

Запись опубликована в рубрике Пресса Бѣлой Эмиграціи с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.