Л. Любимовъ. На рубежѣ новой Европы. IX

САМОСТІЙНИКИ. — УКРАИНЕЦЪ ЕДИНСТВЕННЫЙ ВЪ СВОЕМЪ РОДЬ. — ГАБСБУРГСКІЙ ЦАРЕДВОРЕЦЪ.

Всѣмъ тремъ воеводствамъ Галиціи Польша была вынуждена дать въ концѣ концовъ нѣкоторую автономію. Львовъ — міровой центръ украинскаго самостійничества. Укр<аинское>. нац<іонально->. дем<ократическое>. об<ъединеніе>. — У.Н.Д.О. — самая могущественная украинская партія въ Галиціи, чуть ли не все уніатское духовенство, чуть ли не вся украинская интеллигенція поддерживаютъ ее. Она ненавидитъ Польшу и все польское. Самостійная Украина со Львовомъ, конечно, отъ Прикарпатской Руси и до Кубани, значитъ отобраніе земель отъ Россіи, отъ Польши, отъ Чехословакіи и Румыніи — вотъ ея цѣль. Затѣмъ по численности идутъ «сельробовцы» — большевицствующіе украинцы-террористы, ненавидящіе Польшу столь же сильно, какъ и У.Н.Д.О., живущіе на субсидіи изъ Москвы, передачей которыхъ только и занимался отозванный нынѣ большевицкій консулъ Лапчинскій. Поляки тоже ихъ ненавидятъ, но менѣе все же «кацаповъ». Открыто поддерживаютъ они только петлюровцевъ, потому что отказались петлюровцы отъ Западной Галиціи, лишь бы способствовала имъ Польша въ расчлененіи Россіи. Предсѣдатель Директоріи головной атаманъ Андрей Левицкій живеть въ Варшавѣ, но такъ какъ по Рижскому договору нельзя ему быть въ Польшѣ, — когда онъ даетъ интервью, оно помѣчается Женевой или Парижемъ. Также — ген. Сальскій, русскаго генеральнаго штаба офицеръ, проѣхавшійся въ Кіевъ на конѣ по брошенному на землю русскому флагу. Но вотъ кромѣ польскихъ чиновниковъ нѣтъ у петлюровцевъ сторонниковъ въ Галиціи.

Не перечислишь всѣхъ украинскихъ организацій — здѣсь и богатые кооперативы, питающіе У.Н.Д.О. и укр<аинская> военная организація — «Уво», копія «Пэову», дѣйствующая противъ Польши изъ Берлина подъ руководствомъ ген. Коновальца, здѣсь и украинскіе эсдеки и эсэры и украинскіе радикалы.

Въ львовскихъ кафе собираются украинцы и ругаются они между собой, а пуще всего <ругаютъ> Польшу и Россію.

Въ украинскомъ кафе сижу я среди «батекъ», террористовъ и почтенныхъ по виду украинскихъ консерваторовъ.

Я просилъ редактора «Русскаго Голоса» В. И. Сѣрко-Билинскаго устроить мнѣ свиданіе съ какимъ-нибудь украинскимъ дѣятелемъ. — Съ русскимъ украинецъ и говорить не пожелаетъ, — заявилъ мнѣ В. И. Сѣрко-Билинскій. — «Русскій Голосъ» недавно разгромили украинцы. — И все же привелъ онъ виднаго украинскаго дѣятеля, единственнаго, какъ онъ говоритъ мнѣ, въ своемъ родѣ, д-ра Назарука, редактора католической украинской газеты «Новая Заря».

— Невиданное явленіе, — говоритъ г. Сѣрко-Билинскій, — редакторъ «Русскаго Голоса», представитель «Возрожденія» и редакторъ украинской газеты сидятъ за однимъ столомъ…

Г. Назарукъ человѣкъ культурный, — тоже рѣдкое явленіе среди украинцевъ, — высказываетъ онъ мысли, по сравненію съ тѣмъ, что говорятъ другіе украинцы — полныя здраваго смысла.

Вотъ что слышу я отъ него:

— Терминъ «малороссъ» имѣетъ свое историческое оправданіе. Но значеніе словъ мѣняется со временемъ. Прежде вѣдь и слово идіотъ употреблялось въ смыслѣ скорѣе положительномъ. Терминъ «Maлороссь» теперь для насъ оскорбителенъ.

Соглашеніе Великороссіи. Украины и Бѣлоруссіи считаю возможнымъ и даже желательнымъ, такъ какъ только путемъ искренняго соглашенія этихъ трехъ областей населеніе ихъ получитъ возможность занять надлежащее мѣсто среди великихъ націй. Первое условіе соглашенія — осужденіе Великороссіей своихъ заблужденій въ прошломъ. Необходимо признаніе равноправія всѣхъ трехъ русскихъ народовъ. «Смѣшать» ихъ въ одно и управлять ими изъ одного центра — Москвы или Петербурга — явно невозможно, — это фантастическій вздоръ. Украинскую націю нельзя задавить, господа русскіе!

Переходимъ къ будущимъ отношеніямъ съ Польшей.

— По моему мнѣнію, — говоритъ д-ръ Назарукъ, — Польша въ трагическомъ положеніи. Она самое націоналистическое государство въ Европѣ, а между тѣмъ сорокъ процентовъ ея гражданъ инородцы. Это новая Австрія въ Европѣ. Если Польша сумѣетъ удовлетворить инородцевъ, она сыграетъ большую роль, но если она не успѣетъ сдѣлать этого вовремя, дни ея, какъ большого государства, сочтены. Не выдержитъ она тогда напора государства масштаба Россіи или Германіи.

— Огромную роль, — продолжаетъ д-ръ Назарукъ, — могутъ сыграть галичане въ дѣлѣ сближенія Польши и Россіи. Невзирая на свое оппозиціонное отношеніе къ Польшѣ, которая даже не удовлетворяетъ ихъ культурныхъ требованій, они вскормлены западной культурой. Западная культура проникала въ Галичину черезъ Польшу, — отсюда и нѣкоторое психологическое сходство галячанъ съ поляками. А такъ какъ само основаніе культуры галичанъ то же самое, что и культуры наднѣпровскихъ украинцевъ и великороссовъ, то галичане призваны установить связь между Польшей съ одной стороны и Украиной и Россіей съ другой.


Уніатство дѣлятся сейчасъ на два теченія: западническое и византійское. Римъ то одно, то другое выдвигаетъ и поддерживаетъ.

Западники стремятся перейти къ латинскому отряду, аірхіепископы станиславовскій и тарнопольскій уже установили безбрачіе для священниковъ. Прямое слѣдствіе ихъ политики переходъ уніатовъ въ православіе.

Во главѣ византійскаго теченія — знаменитый львовскій митрополитъ гр. Шептицкій.

Я во дворцѣ митрополита. Гр. Шептицкій только что прилетѣлъ на аэропланѣ съ познанскаго евхаристическаго съѣзда.

Черезъ окна — великолѣпное рококо собора «св. Юра». Св. Георгій на фасадѣ собора, пышный и изогнутый, поражаетъ извивающагося дракона. Пафосъ гранідозный и легкій.

Высокій, могучій, старый, съ бѣлой густой бородой — митрополитъ гр. Шептицкій, мечтающій о патріархатѣ, всѣ силы свои напрягающій, чтобы объединить У.Н.Д.О. и поляковъ, стать духовнымъ вождемъ украинскаго народа, — къ вящей славѣ Римской куріи. Вѣрный слуга Рима, облеченный довѣріемъ украинцевъ за свою рѣзкую критику польской политики, меценатъ, создатель великолѣпнаго музея древняго галиційскаго искусства.

Онъ говорилъ со мной ласково, очаровывая улыбкой, мягкостью движений, величественностью стараго стиля французской рѣчи. Умные глаза его блестятъ привѣтливо, взглядъ обволакиваетъ. Древніе пріемы убѣжденія, пріемы австрійской монархіи впиталъ въ себя этотъ старый царедворецъ.

Какъ мелки кажутся мнѣ теперь и «полковники» и градоначальникъ Клоцъ и растрепанные украинцы. Честолюбецъ прошлыхъ, далекихъ временъ, придворный версальскихъ королей и шенбрунскихъ императоровъ говоритъ со мной.

Вотъ онъ говоритъ уже болѣе получаса о вопросахъ важнѣйшихъ и сложныхъ, самыхъ щекотливыхъ и самыхъ опасныхъ, а я замѣчаю, что въ сущности онъ мнѣ ничего не сказал…

(Продолженіе слѣдуетъ.)

Л. Любимовъ
Возрожденіе, №1899, 14 августа 1930.

Просмотров: 5

Запись опубликована в рубрике Пресса Бѣлой Эмиграціи с метками , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.