Иногородній. Все въ одной книгѣ. Школа приличій или Судьба подарка

На полкѣ у меня стоялъ толстенькій томикъ въ зеленомъ переплетѣ. Книга называлась по-французски — «Все въ одномъ», или по-русски точнѣе — «Все въ одномъ томѣ». Изданіе фирмы «Гашеттъ». Это энциклопедія всѣхъ человѣческихъ знаній.

Чего только нѣтъ въ этой книгѣ! И языки, и грамматика, и медицина, и терминологія биржи, и рецепты блюдъ, и способы выводить пятна… И какъ надо мыть лошадь.

Она долго хранилась у меня. Я въ нее почти не заглядывалъ изъ-за мелкой печати, требовавшей лупы.

Но случайно зеленая энциклопедія обратилась въ знаменіе вѣчнаго укора. Я какъ-то, перелистывая ее, наткнулся на отдѣлъ, озаглавленный по-французски такъ:

«Пти гидъ дю савуаръ вивръ». По-нашему: «руководство хорошаго тона».

Заглянувъ въ «руководство», я убѣдился, что всѣ приведенныя тамъ предписанія постоянно нарушаю.

Напримѣръ, въ правилахъ рекомендуется въ вагонѣ «помогать пассажирамъ, обремененнымъ багажомъ, входить въ отдѣленіе». А я всегда все дѣлалъ, пускался даже на «военныя хитрости», чтобы мѣшать другимъ пассажирамъ входить въ мое купе. И такъ далѣе: я хлопалъ дверьми, на лѣстницѣ держался лѣвой стороны, не раскланивался съ незнакомыми, въ гостиную входилъ въ пальто, недавно, лредставляя извѣстнаго писателя, имѣлъ безтактность добавить къ его фамиліи: «авторъ такой-то вещи», тогда какъ это должно было по правиламъ учтивости предполагаться извѣстнымъ. Послѣ званыхъ обѣдовъ я не дѣлалъ въ двухнедѣльный срокъ полагающихся обѣдодателямъ визитовъ въ перчаткахъ «кулёръ бёръ» — цвѣта «масла»…

Ахъ, эти визиты!.. Визиты, какъ видно изъ моей книжки, цѣлая наука. Оказывается, вовсе не такъ просто уйти изъ дома, гдѣ находишься съ визитомъ. Если много гостей и не хватаетъ стульевъ — надо высчитать, не являетесь ли вы «старѣйшимъ» по прибытію визитеромъ и въ утвердительномъ случаѣ немедленно очистить гостиную.

Но это не безусловно обязательно. Moгутъ быть исключенія. Такъ, бываютъ собранія, цѣнныя для хозяйки многолюдствомъ. Ей пріятно, если гости толпятся и стоятъ за недостаткомъ стульевъ. — Создавать «ходынку» обязательно. Поспѣшить изь деликатности уходомъ — значитъ повредить успѣху раута.

За обѣдомъ надо слѣдить за «движеніями» хозяйки. До салфетки, садясь за столъ, можно дотронуться только тогда, когда хозяйка взяла ее въ руки. При этомъ рекомендуется: «Держаться прямо, съ головой, слегка склоненной къ тарелкѣ, и локтями на нѣкоторомъ разстояніи отъ боковъ»… Словомъ, необходимо придать себѣ позу развивающаго скорость велосипедиста.

Рѣзать хлѣбъ нельзя — слѣдуетъ его ломать.

Самое трудное, представьте себѣ, посѣщать домъ, гдѣ недавно членъ семьи умеръ. Разговоръ въ такихъ случаяхъ долженъ придерживаться «направленія, даваемаго лицомъ, понесшимъ утрату». Говорить исключительно о покойникѣ «безтактно», а
Не упоминать о немъ «можетъ показаться равнодушіемъ» къ его смерти…


Прочитавъ все это и многое другое, ежечасно мною нарушаемое, я рѣшилъ скорѣе отдѣлаться отъ книги, унижавшей меня и грозившей осложнить и безъ того сложный бѣженскій обиходъ.

Въ это время ко мнѣ зашелъ Андрюша, сынъ моей сосѣдки X. Я подумалъ: мальчикъ начинаетъ жизнь; ему будетъ прямо полезно усвоить сокровища приличій, таящіяся въ зеленой книжкѣ. Я ее ему подарилъ.

Книжка доставила ему удовольствіе и стала настольной. Только мать была недовольна. Андрюша сталъ постоянно учить всѣхъ добрымъ нравамъ въ общеніи съ людьми.

— Мама, тутъ сказано, что хозяйка дома должна больше молчать, а ты вчера, когда говорили о двухъ митрополитахъ, все время перебивала гостей… Вотъ еще: сказано, какъ хозяйка должна «руководить» разговоромъ гостей, — «отымать слово у болтуна, заставлять говорить молчаливую даму, навести на участіе въ бесѣдѣ важную персону»…

Какъ разъ я зашелъ къ X. Андрюша, заплаканный, стоялъ въ углу, куда въ наказаніе былъ поставленъ матерью.

Моя сосѣдка съ раздраженіемъ мнѣ сказала:

— Ну и книгу же вы подарили!.. Посмотрите, что написано въ отдѣлѣ русской исторіи… — «Россія была заселена сконфуженными толпами дикихъ племенъ и дѣлилась на волости и погосты

— Это приблизительно такъ, — осторожно замѣтилъ я, стараясь вспомнить административное дѣленіе древней Руси по лекціямъ проф. В. И. Сергѣевича.

— Съ тѣхъ поръ какъ эта книга въ домѣ, просто жить нельзя. Андрюша превратился въ гувернантку. Все время читаетъ наставленія старшимъ. Вчера ночью, когда у меня засидѣлись Л. и Р., — онъ вдругъ спустился изъ спальни въ одной ночной рубашкѣ съ этой книгой, какъ Моисей съ Синая, и прочелъ намъ:

«Не парле политикъ е релижьонъ ке си л-онъ е-т-ассюре ке ту ле конвивъ партажъ ля мемъ опиньонъ»… «говорите о политикѣ и религіи лишь тогда, если вы увѣрены, что гости одинаковыхъ взглядовъ».

— Это мудрое правило, сколько огорченій можно было бы избѣжать, соблюдая его…

— Тогда ни о чемъ говорить нельзя, — запальчиво возразила X., вѣдь мы ни въ чемъ не согласны…

Иногородній
Возрожденіе, №1831, 7 іюня 1930.

Просмотров: 11

Запись опубликована в рубрике Пресса Бѣлой Эмиграціи с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.