В. Левитскій. «Утѣшеніе» Дмитрія Шульца

Недавно закончившійся въ совѣтской Россіи очередными убійствами процессъ Д. Шульца и послѣдователей его ученія — одинъ изъ наиболѣе яркихъ примѣровъ гнусной дѣятельности совѣтскихъ чекистовъ. Глава «Общины Единаго Храма» сошелъ въ могилу подъ злобное улюлюканье партійной печати, изображавшей его дикимъ садистомъ, развратникомъ, мучителемъ своихъ несчастныхъ послѣдователей и особенно послѣдовательницъ. Цѣлые ушаты грязи были вылиты на окровавленные трупы «средневѣковыхъ изувѣровъ» и «контръ-революціонеровъ-развратниковъ».

Уже изъ отчетовъ объ этомъ процессѣ видно было, что чекисты сознательно лгали и клеветали. Сейчасъ обманъ разоблаченъ. Помогъ не кто иной, какъ органъ воинствующихъ безбожниковъ, неосторожно опубликовавшій выдержки изъ «Евангелія» основателя Общины Единаго Храма. Какъ оказывается, въ бумагахъ убитаго Шульца была найдена чекистами рукопись — «Утѣшеніе». Даже по словамъ совѣтскаго комментатора «Утѣшеніе» написано оригинальнымъ и красивымъ языкомъ и «могло производить сильное впечатлѣніе на послѣдователей новаго ученія», среди которыхъ, по его словамъ, были люди съ художественнымъ образованіемъ и талантами.

Неискаженный текстъ этой яркой и оригинальной книги, вѣроятно, никогда до насъ не дойдетъ: рукопись передана чекистамъ и они ее препарируютъ въ своихъ интересахъ. Впрочемъ, и изъ агитаціонной статьи В. Бончъ-Бруевича въ совѣтскомъ журналѣ «Антирелигіозникь» («Община Единаго Храма», книга ІѴ, 1930 г.) мы узнаемь многое, что совершенно не вяжется съ офиціальной совѣтской версіей о задачахъ и цѣляхъ «изувѣровъ», подъ которыхъ такъ усердно старались загримировать послѣдователей новаго ученія совѣтскіе судьи.

«Утѣшеніе» Дмитрія Шульца раздѣлено на главы и стихи. Послѣ ученія о добрѣ и злѣ разсматриваются темы: о рожденныхъ вь духѣ, о любви, о молитвѣ, о храмѣ, о красотѣ, трудѣ и т. д.

Книга Д. Шульца, по словамъ В. Бончъ-Бруевича, является однимъ изъ характерныхъ примѣровъ той скрытой работы, которая происходятъ «въ безконечно разнообразномъ, многомилліонномъ мірѣ вѣрующихъ въ совѣтской Россіи, испытывающемъ сейчасъ неожиданные сдвиги и перегруппировки».

Основныя начала новаго ученія созданы подъ сильнымъ вліяніемъ особенностей совѣтской жизни.

Авторъ «Утѣшенія» начинаетъ съ анализа причинъ успѣха безбожія. Онъ заявляетъ: «Близится вечеръ главныхъ христіанскихъ вѣроисповѣданій: православія, католицизма, лютеранства. Въ ущербѣ и религія Магомета. Всѣ онѣ уходятъ вдаль, въ туманъ. Стоятъ еще на землѣ, но уже не чувствуютъ подъ своими стопами ея тверди, ибо не думаютъ о земномъ существованіи человѣка. Лишь каймой подошвы касаются земли, а сами уже стремятся ввысь, не чувствуютъ жизни».

А между тѣмъ задача религіи, думаетъ Д. Шульцъ, «служить Неугасимому Свѣту, который изливается на всѣхъ людей несчастныхъ отъ Творца Неба и Земли».

Дмитрій Шульцъ убѣжденъ, что именно сейчасъ, въ совѣтской Россіи настало время возсоздать единую христіанскую Церковь, собрать всѣхъ вмѣстѣ вѣрующихъ во Единаго Бога, ибо время ужасно: «пока спорили учителя церкви, вокругъ начали блуждать злые псы, которые, какъ кость, хватали отдѣльныя слова Божественнаго Ученія и стремились создать сборища сатанинскія».

Нынѣ, учитъ Д. Шульцъ, явился Духъ Истины, который соединить всѣхъ вѣрующихъ, онъ создастъ общину единаго храма изъ избранныхъ, ставшихъ ближе къ Господу.

Все ученіе Д. Шульца проникнуто глубокой ненавистью къ коммунизму. Онъ призываетъ своихъ послѣдователей къ рѣшительной борьбѣ съ «послѣдователями сатаны». «Добро — жизнь безконечная, пребываніе въ истинѣ любви и красотѣ, а со зломъ могущественнымъ — борьба», заявляетъ онъ. «Горе предателямъ и безбожникамъ, горе потомкамъ ихъ, ибо трудно имъ обратиться къ истинѣ. Всякій послѣдователь сатаны самъ алчетъ борьбы. Борьба съ нимъ — въ великомъ и маломъ!»

Авторъ «Утѣшенія» глубоко презираетъ совѣтскую толпу. «Не согласенъ я, — заявляетъ онъ, — братья, съ пыльными и потными, давшими имя золотое всякой срединѣ. Безобразна и безцвѣтна средина человѣческая. Изъ малаго — малое и получишь, но ничѣмъ не создадите ничего изъ ничего. Разоблачайте посему ихъ, отличайте отъ естества благотворнаго, уничтожайте вплоть до самаго корня зачатія, ибо творятъ вредители человѣчества злодѣйства небывалыя».

«Помните, вся сила въ людяхъ особенныхъ, творящихъ жизнь, слушающихъ свое сердце, знающихъ истину!»

Кромѣ главъ, посвященныхъ борьбѣ съ коммунистами, всѣ остальныя страницы «Утѣшенія» проникнуты глубокой терпимостью и трогательной любовью къ человѣку и къ природѣ:

«Помните и не забывайте, — пишетъ Шульцъ, — всякое естество отъ малаго подъ вашими ногами ползущаго и до величайшаго украшаетъ нашу жизнь, ищетъ ласки и радости сердца вашего. Поэтому, если случится найти звѣрька голоднаго — накормите. Если увидите на пути своемъ цвѣтокъ брошенный, подымите и приголубьте эти капельки прозрачнаго ключа лѣсного на окнѣ вашемъ»…

Зато «достиженія» совѣтской жизни вызываютъ у Шульца такія строки:

«Дѣти мои, больше всякаго врага явнаго остерегайтесь трясины суеты суетъ. Истинно ничто такъ медленно, но вѣрно не вовлекаетъ человѣка на черное дно пропасти, какъ она. Бойтесь и остерегайтесь!»

Особенно возмущаетъ совѣтскаго автора глава «Утѣшенія», посвященная Красной арміи и войнѣ. «Не берите оружія, — учитъ Шульцъ, — если нѣтъ къ тому нужды крайней». «Помните: кто поднимаетъ мечъ противъ неповиннаго — отъ меча и погибнетъ».

Шульцу, впрочемъ, совершенно чуждо ученіе о непротивленіи злу. Онъ заявляетъ: «когда же навалится на васъ сила нисходящая» (В. Бончъ-Бруевичъ увѣряетъ, что подъ этимъ терминомъ нужно подразумѣвать совѣтское правительство), то отвратите ее мощью вѣры непоколебимой. Если она покусится на духъ вашъ — откиньте порывомъ справедливымъ. Если возжелаетъ пронзить стрѣлой ядовитой храмъ вашего сердца — то горе ей! Не зачтется вамъ за грѣхъ и гнѣвъ вашъ величайшій».

Очень характерны для условій совѣтскаго существованія главы «Утѣшенія», посвященныя ученію о свободѣ и достоинствѣ человѣка.

В. Шульцъ рѣзко бичуетъ совѣтское рабство: «О дѣти мои, — говоритъ онъ, — истинно говорю вамъ, позорно быть человѣку рабомъ. Хуже всего, если онъ дѣлается рабомъ массы, ибо самый жестокій рабовладѣлецъ не всегда жестокъ, массы же слѣпы и всегда безпощадны».

Подробно останавливается авторъ «Утѣшенія» и на совѣтскихъ восхваленіяхъ фабрично-заводской промышленности: «машина вбираетъ въ себя силу человѣка и превращаетъ его въ покорнаго звѣря», учитъ онъ. «Даже массы изрѣдка даютъ рабу возможность выявить свой образъ человѣческій, но машина въ рукахъ слугъ сатаны — никогда. Она мучаетъ человѣка до конца его жизни».

«Всѣ сейчасъ рабы, одни тягостью сгорбленные, другіе — погонщики, но всѣ равны въ рабствѣ своемъ. Вы видите, какъ многіе труженики становятся рабами, какъ машины уничтожаютъ духъ творческій у человѣка безвозвратно, ради куска хлѣба насущнаго превращаются люди въ слугъ, всѣ силы отдающихъ машинѣ, въ ословъ, завѣдомо несущихъ на своей спинѣ чужую ношу. И человѣкъ расцѣнивается у насъ сейчасъ не дороже выброшеннаго окурка».

Въ нѣсколькихъ главахъ своей книги Д. Шульцъ даетъ своимъ послѣдователямъ различные практическіе совѣты. Онъ совѣтуетъ имъ питаться плодами «колоса золотистаго и дерева плодоноснаго». Въ качествѣ питья рекомендуетъ — воду ключевую, въ качествѣ одежды — бѣлую ткань, которая должна явиться символомъ душевной чистоты.

В. Бончъ-Бруевичъ сообщаетъ, что антисовѣтскій характеръ ученія Б. Шульца не ограничивался положеніями, высказанными въ его книгѣ. Рядъ свидѣтелей показалъ, чти глава Общины Единаго Храма неоднократно высказывался и устно въ качествѣ непримиримаго врага совѣтской власти. — Онъ вѣрилъ въ близкій конецъ совѣтской диктатуры и предсказывалъ, что недалекъ тотъ день, когда въ Москвѣ «не останется камня на камнѣ и бомбы посыплются на Кремль — жилище главныхъ бѣсовъ». Совѣтскія газеты онъ называлъ бѣсовскими листками, а Карла Маркса — пророкомъ сатаны.

Оцѣнивая ученіе Д. Шульца съ точки зрѣнія интересовъ коммунистической партіи, В. Бончъ-Бруевичъ отмѣчаетъ неожиданную для него новую черту «сектантской идеологіи», появившейся въ совѣтской Россіи въ послѣдніе годы. По его утвержденіямъ, «Община Единаго Храма» очень рѣзко отличалась отъ обычныхъ сектатскихъ группъ. По словамъ В. Бончъ-Бруевича, помимо высокой интеллигентности главныхъ дѣятелей этой группы, она была проникнута необычайно строгой дисциплиной, до мелочей разработанными организаціонными формами и работала нѣсколько лѣтъ, несмотря на всѣ усилія агентовъ ГПУ проникнуть въ ея среду.

В. Бончъ-Бруевичъ видитъ въ этихъ отличителнныхъ чертахъ Общины Храма какую-то «католическую традицію». На самомъ дѣлѣ тѣ отрывки, съ которыми мы могли познакомиться изъ статьи совѣтскаго журнала объ ученіи Общины Единаго Храма, свидѣтельствуютъ о томъ, что руководители религіозныхъ сектъ въ совѣтской Россіи поневолѣ вынуждены считаться съ особыми условіями совѣтской жизни и не могутъ обойтись безъ обсужденія животрепещущихъ политическихъ вопросовъ.

Ученіе Д. Шульца — одинъ изъ яркихъ примѣровъ тѣхъ сдвиговъ въ многомилліонномъ сектантскомъ мірѣ, который, по авторитетному свидѣтельству совѣтскаго автора, проявилъ большое умѣніе, оригинальность и своеобразное творчество въ непрекращающейся борьбѣ съ совѣтской властью.

В. Левитскій
Возрожденіе, №1830, 6 іюня 1930.

Просмотров: 6

Запись опубликована в рубрике Пресса Бѣлой Эмиграціи с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.