Б. Бажановъ. Война и красная армія

Въ одномъ вопросѣ политбюро отдаетъ себѣ ясный отчетъ. Что единственный человѣкъ въ Польшѣ, который можетъ организовать Польшу для успѣшной военной борьбы съ большевицкой Россіей — это Пилсудскій. Пилсудскій является для политбюро важнѣйшимъ барометромъ.

Когда Пилсудскій расправляется со своей крикливой парламентской говорильней и сосредотачиваетъ въ своихъ рукахъ власть въ Польшѣ, въ Москвѣ начинаются тревожные дни. Тогда призракъ войны, а слѣдовательно и неминуемаго пораженія, виситъ надъ Кремлемъ.

Но когда (очень часто не безъ вліянія англійской и французской демократіи, которыя время отъ времени считаютъ своимъ долгомъ помогать обиженной демократіи Польши), парламентскіе болтуны увеличиваютъ свое вліяніе на ходъ жизни польскаго государства и Пилсудскій нѣсколько отходить отъ власти, — въ Москвѣ радостно потираютъ руки. Тогда Кремль можетъ спать спокойно.

Понимая, какое значеніе имѣетъ личность руководителя польскаго государства для успѣшнаго веденія Польшей войны, политбюро страннымъ образомъ не отдаетъ себѣ отчета въ томъ, что никчемность большевицкихъ военачальниковъ — одинъ изъ крупнѣйшихъ факторовъ въ будущемъ большевицкомъ пораженіи. Сейчасъ Сталинъ думаетъ не о томъ, могутъ или не могутъ руководители красной арміи и ея генеральнаго штаба вести войну, а о томъ, не вышли бы изъ нихъ русскіе Наполеоны или Чанъ Кай Шеки. [1] Поэтому на мѣстѣ Троцкаго и Фрунзе сидитъ сейчасъ Ворошиловъ, а на мѣстѣ Тухачевскаго Шапошниковъ.

Между этими людьми дистанція огромнаго размѣра.

Клементій Ефремовичъ Ворошиловъ такъ недалекъ, что выбалтываетъ въ простотѣ душевной важнѣйшіе секреты политбюро. Я сказалъ выше, что постановило политбюро о характерѣ предположенной войны съ Польшей. А черезъ нѣкоторое время послѣ этого постановленія выступаетъ Клементій Ефремовичъ съ торжественой рѣчью на выпускѣ красныхъ генштабистовъ и говоритъ: «Товарищи! Мы не сомнѣваемся, что когда начнется война, вы не допустите ея перенесенія на нашу территорію и будете вести ее такъ, чтобы стараться закончить ее короткимъ мощнымъ ударомъ противъ главнаго врага». Сравните это съ тѣмъ, что приняло политбюро… А если подойти къ Клементію Ефремовичу и укоризненно сказать ему: «Послушайте, милѣйшій! Да вѣдь вы же выбалтываете секретнѣйшіе планы правительства» — онъ очень удивится: «Развѣ я сказалъ, что это постановляло политбюро?» Бѣдное наивное дитя, ему и невдомекъ, что если членъ политбюро и предсѣдатель реввоенсовѣта дѣлаетъ такое выступленіе, то онъ не можетъ при этомъ сказать что-либо отличное отъ директивы политбюро.

Кстати сказать, людямъ, интересующимся военными секретами большевиковъ, я бы совѣтовалъ читатъ «Правду» вообще, и выступленія Клементія Ефремовича въ особенности. Рѣчи послѣдняго — потому, что онъ по простотѣ мысли нерѣдко проговаривается о важныхъ вещахъ, а «Правду» потому, что она чуть ли не единственная газета въ СССР, не подлежащая военной цензурѣ. Помню, какъ-то военное вѣдомство робко доложило въ политбюро, что, можетъ быть, политбюро разрѣшило бы подвергнуть военной цензурѣ и «Правду», такъ какъ за послѣдній мѣсяцъ она 42 раза помѣстила вещи, представляющія съ военной точки зрѣнія секретъ. Но политбюро не пожелало всерьезъ обсуждать эти претензіи. «Какъ? подчинять цензурѣ какихъ-то чиновниковъ центральный органъ партіи? Еще чего захотѣли?»

Въ послѣднее время среди руководителей красной арміи происходятъ любопытныя перемѣны. Послѣ того, какъ Сталинъ раскусилъ Фрунзе и рѣшилъ его убрать, онъ намѣтилъ въ вожди арміи Ворошилова. Сталинъ правильно понялъ, что произведенный Фрунзе подборъ командующихъ военными округами передалъ армію въ руки элементовъ, относящихся къ коммунизму достаточно плохо. Поэтому Сталинъ и остановилъ свой выборъ на Ворошиловѣ, самомъ, пожалуй, бездарномъ изъ командующихъ округами. Ворошиловъ, какъ и самъ Сталинъ, не пользуется никакой любовью и уваженіемъ высшаго команднаго состава арміи. Поставивъ такого человѣка во главѣ арміи, было затѣмъ легче перешерстить армейскую верхушку и избавиться отъ ненадежныхъ людей. Эта задача и выпала на долю Ворошилова. Первый серьезный шагъ, который былъ здѣсь произведенъ — была замѣна Тухачевскаго Шапошниковымъ.

Тухачевскій, несмотря на свою молодость, крупный человѣкъ въ военномъ дѣлѣ. Онъ безусловно талантливъ, до безумія любитъ военное искусство, чрезвычайно работоспособенъ, энергиченъ, иниціативенъ, умѣетъ заставить себѣ подчиняться. Такъ же, какъ и Фрунзе, въ своихъ мечтахъ онъ видѣлъ себя Наполеономъ. Кто читалъ интересную полемику между нимъ и Пилсудскимъ (вышедшія въ послѣднее время книги: Тухачевскаго «За Вислу» и Пилсудскаго «1920 годъ»), не могъ не отмѣтитъ несравненно большей зрѣлости государственнаго ума у Пилсудскаго, но вмѣстѣ съ тѣмъ долженъ былъ отмѣть и чрезвычайную напористость и энергію Тухачевскаго.

Казалось бы, именно такой человѣкъ, какъ Тухачевскій, больше всего подходить для веденія короткой кампаніи большого напряженія противъ Польши. Единственный шансъ большевиковъ въ этой войнѣ — быстрый, мощный ударъ. Для его нанесенія нужна рѣшительность, огромная воля руководителя. Тухачевскій — человѣкъ такого склада. Но въ то же время, развѣ Сталинъ могъ поручиться, что сдѣлаетъ на другой день послѣ побѣды молодой и энергичный кандидатъ въ Бонапарты?

Въ мирное время красная армія — органъ, цѣликомъ подчиненный партіи, благодаря мощной сѣти партійнаго команднаго состава, партійныхъ комиссаровъ (институтъ, который сейчасъ снова возстанавливается, а главное — политсостава и коммунистическихъ ячеекъ. Въ мирное время армія безпрекословно под чиняется партіи. Въ военное время картина сильно измѣнится. Вѣсъ и вліяніе арміи на судьбы страны возрастетъ чрезвычайно. О сдвигахъ, которые неминуемо въ ней произойдутъ, мы еще поговоримъ. Но достаточно и того факта, что власть арміи чрезвычайно вырастетъ, чтобы понять страхъ Сталина передъ возможными бонапартистскими выступленіями. Къ тому же Тухачевскій, находясь на посту начальника генеральнаго штаба, не только держалъ въ рукахъ всю армію и не только былъ ея мозгомъ (ему принадлежитъ мобилизаціонный планъ и планъ веденія войны), но и сумѣлъ подобрать высшій командный составъ изъ сильныхъ военныхъ, бывшихъ очень часто коммунистами лишь номинально.

Въ общемъ, Тухачевскій сталъ представляться Сталину слишкомъ большой угрозой. Его замѣна была давно намѣчена.

Послѣднее время вмѣстѣ съ Ворошиловымъ дѣлалъ карьеру безотлучно при немъ находившійся его начальникъ штаба Шапошниковъ. Онъ изъ старыхъ генштабистовъ. Человѣкъ очень исполнительный и не слишкомъ умный. Во всякомъ случаѣ онъ не изъ тѣхъ людей, которые могутъ выдумать порохъ.

Когда Ворошиловъ былъ намѣченъ Сталинымъ въ замѣну Фрунзе и для приближенія къ дѣламъ центра былъ назначенъ командующимъ московскимъ военнымъ округомъ, Шапошниковъ былъ начальникомъ штаба округа. Затѣмъ, когда Фрунзе умеръ и Ворошиловъ сталъ предсѣдателемъ реввоенсовѣта, Шапошникова назначили командующимъ московскимъ военнымъ округомъ. Не надо забывать, что Шапошниковъ безпартійный. Рѣшивъ посадить его на мѣсто Тухачевскаго, ему поручили написать книгу о генеральномъ штабѣ. Онъ выполнилъ этотъ заказъ, написавъ «Мозгъ арміи» (вышла въ 1927 году), утомительное и бездарное произведеніе, въ которомъ неудачно все, начиная отъ замысла, кончая характеромъ изложенія и выводами.

Появленіе этого труда было встрѣчено дружными похвалами совѣтской прессы (по директивѣ отдѣла печати ЦК партіи), и вскорѣ Шапошниковъ былъ торжественно поставленъ во главѣ генеральнаго штаба, откуда Тухачевскій былъ удаленъ.

Затѣмъ начался разгонъ ненадежныхъ командующихъ округами. Въ первую очередь былъ снять съ Петербургскаго округа Коркъ (очень связанный съ Тухачевскимъ), блестящій офицеръ и относительный коммунистъ (къ тому же не членъ партіи, а только кандидатъ).

Тухачевскій былъ назначенъ командующимъ «ленинградскимъ военнымъ округомъ», и такимъ образомъ удаленъ отъ того круга изъ трехъ должностей, который въ военное время представляетъ величайшую важность: 1) начальникъ генеральнаго штаба; 2) командующій московскимъ военнымъ округомъ, то есть гарнизономъ столицы; 3) командующій бѣлорусскимъ военнымъ округомъ, то есть будущій командующій польскихъ фронтомъ.

На бѣлорусскій округъ былъ посаженъ Егоровъ, бывшій артистъ, горькій пьяница, занимавшій всѣ послѣдніе годы должность командующаго то тѣмъ, то другимъ округомъ, а одно время руководившимъ (конечно, тайно) въ Китаѣ всѣми военными дѣйствіями южной арміи. Это человѣкъ очень послушный, выйти въ Бонапарты не мечтающій н въ военномъ отношеніи средній. Въ военныхъ операціяхъ противъ Полыни волей судебъ ему предназначена одна изъ главнѣйшихъ ролей.

За снятіемъ Тухачевскаго и Корка послѣдовало «снятіе» Авксентьевскаго изъ Средне-Азіатскаго военнаго округа. Очевидно, этотъ процессъ удаленія людей Фрунзе и Тухачевскаго еще идетъ и не законченъ.

Б. Бажановъ
Возрожденіе, №1304, 15 января 1928

[1] По принятому сейчасъ способу передачи китайскихъ именъ: Чанъ Кайши.

Просмотров: 3

Запись опубликована в рубрике Пресса Бѣлой Эмиграціи с метками , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.