А. Ренниковъ. Изъ дневника будущаго. 3. Въ дорогѣ. — Встрѣча на границѣ

28 марта 193* г.

«Маршрутъ для эмигрантскихъ эшелоновъ установленъ Временнымъ Національнымъ Совѣтомъ при Евтихіи Сидоровѣ. Какъ сообщилъ комендантъ нашего поѣзда П. Н. Финисовъ, всѣхъ бѣженцевъ рѣшено направить не въ Москву, а въ Петроградъ, откуда мы уже будемъ разъѣзжаться въ различные города, каждый по своему усмотрѣнію.

Распоряженіе это вызвано, очевидно, боязнью переполненія Москвы, которой принять сразу нѣсколько сотъ тысячъ бѣженцевъ, конечно, трудновато. Но среди насъ кое-кто уже видитъ интригу. Волнуются, главнымъ образомъ, нѣкоторые крайніе правые, а также республиканцы, ѣдущіе въ вагонѣ РДО.

— Чувствую я, что Евтихія Сидорова уже окружили жиды, — мрачно сказалъ мнѣ на запасныхъ путяхъ около Кельна Николай Евгеньевичъ Марковъ. — Почему бывшимъ совѣтскимъ гражданамъ можно въ Москву, а намъ нельзя?

А въ вагонѣ РДО тоже недовольство, но другого порядка. Сегодня утромъ. г. Арнольди, бѣгая на одной изъ станцій въ буфетъ за бутербродами, при возвращеніи въ поѣздъ по ошибкѣ вскочилъ въ нашъ вагонъ и сталъ увѣрять, будто Евтихій Сидоровъ въ душѣ монархистъ и несомнѣнно боится, какъ бы, очутившись въ Москвѣ, рдисты не произвели переворота въ пользу республики.

Весь сегодняшній путь совершили благополучно. Хотя только конецъ марта, но погода чудесная, теплая. Стоя у открытаго окна, смотрю на пробѣгающія мимо меня нѣмецкія фабрики, и на душѣ радостно, будто на Пасху. Конечно, это не отъ созерцанія нѣмецкихъ фабрикъ, а отъ собственнаго міроощущенія. Когда на поворотахъ поѣздъ круто изгибается, вижу окна сосѣднихъ вагоновъ. Лица веселыя, улыбающіяся. Кн. С. Волконскій стоитъ въ своемъ купэ и упражняется въ ритмической гимнастикѣ но системѣ Далькроза. А. Н. Крунепскій горячо бесѣдуеть у окна съ Л. В. Билинскимъ. Очевидно, о Бессарабіи. На станціи Ганноверъ вижу на перронѣ группу евразійцевъ, вышедшихъ изъ своего вагона подышать свѣжимъ воздухомъ. Хотя сейчасъ, во время общей радости, я ничего противъ нихъ не имѣю, но все-таки къ чему глупый маскарадъ передъ нѣмцами? Купили во время промежуточной остановки огромнаго живого барана и гонятъ его теперь по перрону, заставляя пастись. А кн. Трубецкой вышелъ въ турецкомъ халатѣ, съ длинной трубкой въ зубахъ и водрузилъ на голову пеструю чалму.

Зачѣмъ это? Что подумаютъ о насъ раппальскіе нѣмцы?

29 марта.

Сегодня рано утромъ прибыли въ Потсдамъ. Нѣмцы рѣшили не пропускать русскихъ черезъ Берлинъ, а направить на Востокъ обходнымъ путемъ. Въ Потсдамѣ поѣздъ нашъ догнали эшелоны галлиполійцевъ и союза инвалидовъ. Хотя инвалиды стоятъ тутъ всего три часа, но генералъ H. Н. Баратовъ уже успѣлъ съѣздить въ Берлинъ, увидалъ президента республики, поговорить съ министромъ внутреннихъ дѣлъ и сдѣлать еще нѣсколько офиціальныхъ визитовъ. Въ результатѣ инвалидный эшелонъ обставленъ исключительными удобствами.

Здѣсь, въ Потсдамѣ, къ нашему поѣзду прицѣпила вагонъ газеты «Руль». Пока стояли на запасныхъ путяхъ, бесѣдовалъ съ редакторомъ I. Гессеномъ, я справлялся, не думаетъ ли онъ, по возвращеніи въ Петербургъ, возобновить изданіе «Рѣчи» совмѣстно съ П. Н. Милюковымъ. Гессенъ ничего не отвѣтилъ, но, очевидно, не на шутку обидѣлся. За что?

30 марта.

Прибыли въ Варшаву. Несмотря на парадъ, назначенный поляками на сегодня въ память избранія Владислава московскимъ царемъ въ Смутное время, администрація жел. дороги отнеслась къ намъ въ высшей степени предупредительно. На вокзалѣ былъ даже устроенъ привѣтственный завтракъ, во время котораго представитель правительства произнесъ рѣчь о томъ, что, несмотря на свои права на московскую корону, Польша отказывается отъ Москвы и вполнѣ удовлетворится, если національная Россія отдастъ ей завоеванный въ 1611 году Сигизмундомъ Третьимъ Смоленскъ. Послѣ рѣчи представителя правительства выступали нѣкоторые наши ораторы, но ихъ быстро пришлось посадить обратно въ вагонъ и ѣхать дальше.

1 апрѣля.

Сегодня, наконецъ, добрались до Нарвы. Здѣсь — форменное столпотвореніе. Всѣ пути забиты поѣздами, на площади и на улицахъ возлѣ вокзала организованъ грандіозный питательный пунктъ. Всего скопилось около ста тысячъ человѣкъ, причемъ каждый часъ подходятъ новые поѣзда изъ Чехословакіи, Сербіи, Болгаріи, Греціи. Чехословацкимъ эшелономъ, по назначенію Масарика, завѣдуетъ бабушка революціи Е. Брешко-Брешковская, что вызываетъ замѣтное недовольство среди студентовъ. Впрочемъ, въ послѣдніе годы бабушка замѣтно окрѣпла, помолодѣла и управляется со своей задачей недурно. Отъ нечего дѣлать бродилъ среди поѣздовъ, пришедшихъ изъ Сербіи, и встрѣтилъ В. Н. Штрандмаяа, С. Н. Палеолога, М. В. Челнокова и П. В. Скаржинскаго. В. Н. Штрандманъ завѣдуетъ возвращающимися. С. Н. Палеологъ помогаетъ, а П. В. Скаржинскій, по привычкѣ, агитируетъ и противъ того, и противъ другого. Впрочемъ, все это безобидно, и въ сербскихъ поѣздахъ, въ общемъ, настроеніе примирительное, бодрое. И. И. Слатинъ везетъ съ собою огромный хорь имени Глинки и, пользуясь свободнымъ временемъ, репетируетъ въ одномъ изъ вагоновъ кантату собственнаго сочиненія подъ названіемъ «Наконецъ-то». Бѣлградскіе бѣженцы разсказываютъ, что сербская національная опера въ Бѣлградѣ временно закрылась въ виду отъѣзда артистовъ, а кое-гдѣ въ виду недостатка машинистовъ стали желѣзныя дороги.

Спеціальный поѣздъ везетъ изъ Сербіи всѣхъ балалаечниковъ, которые объединились въ одну организацію, насчитывающую до двухъ тысячъ дѣйствительныхъ членовъ, и предполагаетъ принять участіе въ петербургскихъ торжествахъ въ концѣ апрѣля.

Въ случаѣ, если придется сидѣть здѣсь еще два или три дня въ ожиданіи очереди, иниціативная группа во главѣ съ правленіемъ парижскаго союза шофферовъ (старая организація) думаетъ устроить на нарвскомъ вокзалѣ и въ городѣ рядъ концертовъ съ участіемъ двухсотъ лучшихъ оперныхъ солистовъ, о объединенныхъ казачьихъ хоровъ (1500 человѣкъ), хора Глинки, восемнадцати женскихъ хоровъ и балалаечниковъ; всего исполнителей около пяти тысячъ, не считая трехъ тысячъ извѣстныхъ цыганскихъ пѣвицъ.

Все это очень хорошо, но гдѣ помѣстятся слушатели?

2 апрѣля.

Сегодня утромъ состоялось торжества встрѣчи нашего общевоинскаго союза съ представителями бывшей красной арміи, нынѣ россійской національной. Бывшій вахмистръ, нынѣ генералъ отъ кавалеріи Иванъ Пашенный привезъ нашему командованію привѣтъ отъ Евтихія Сидорова… Военноначальники подали другъ другу руки. Оркестръ игралъ «Коль Славенъ»… Все было сердечно и трогательно. Испортилъ впечатлѣніе отъ торжества только Викторъ Черновъ. Когда начался парадъ соединенныхъ россійскихъ войскъ, прибывшихъ изъ-за заграницы и изъ Россіи, бывшій предсѣдатель Учредительнаго Собранія почему-то вышелъ впередъ и, проходя передъ фронтомъ, сталъ здороваться съ войсками. Кто его на это уполномочилъ? Безобразіе!»

А. Ренниковъ
Возрожденіе, №1304, 1928

Просмотров: 1

Запись опубликована в рубрике Пресса Бѣлой Эмиграціи с метками , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.