Б. Бажановъ. Замѣтки бывшаго секретаря Сталина. (Б/н). Война и красная армія

При не партизанскомъ способѣ веденія войны большевицкое правительство, не имѣя возможности расчитывать на притокъ средствъ извнѣ (какъ Польша), должно черпать для войны средства внутри страны. Причемъ должно это дѣлать при помощи обычныхъ въ такихъ случаяхъ пріемовъ: внутреннихъ займовъ, перестройки расходной части бюджета, увеличенія налогового пресса, выпуска бумажныхъ денегъ.

По существу всѣ эти пріемы представляютъ способы такого перераспредѣленія національнаго дохода и національнаго богатства, когда большая ихъ часть обращается на военныя нужды.

Не забудемъ, что у большевиковъ почти нѣтъ того аппарата, при помощи котораго при нормальномъ экономическомъ строѣ совершается такое перераспредѣленіе. Напримѣръ, у большевиковъ совершенно отсутствуетъ рынокъ цѣнныхъ бумагъ, на которомъ въ Россіи до войны обращалось цѣнностей около 20-ти милліардовъ рублей. Этотъ рынокъ представлялъ исключительно мобильный резервуаръ, изъ котораго можно было черпать капиталы на военныя нужды.

Но и тѣ финансовые аппараты, которые у большевиковъ существуютъ — жалкая пародія на нормальные финансовые институты. Взять хотя бы большевицкую кредитную систему. Это въ огромной своей части механизмъ «плановаго перераспредѣленія» оборотныхъ средствъ промышленности. А эти оборотныя средства, на которыя въ послѣднія годы легла вся тяжесть созданія въ странѣ торговаго капитала, находятся вѣчно въ состояніи остраго напряженія и благодаря этому все послѣднее время и кредитъ въ СССР, и финансы промышленности и финансовое положеніе государственной торговли не выходятъ изъ непрерывнаго остраго кризиса.

Въ случаѣ войны никакой дополнительной нагрузки совѣтская кредитная система не вынесетъ. Усилить банковскіе кредиты военной промышленности — значитъ отнять жизненно-необходимыя средства у остальной промышленности и торговли. А ударъ по оборотнымъ средствамъ промышленности означаетъ не только ея быстрый и неминуемый крахъ, но и вытекающее отсюда немедленное разрушеніе всего народно-хозяйственнаго организма.

Или возьмемъ ссудо-сберегательныя кассы.

До Великой войны сумма остатковъ вкладовъ въ ссудо-сберегательныхъ кассахъ въ Россіи достигла двухъ милліардовъ рублей. Лѣтомъ 1927 года ихъ было всего 150 милліоновъ рублей, а если вычесть аккредитивныя операціи, дающія лѣтнее сезонное повышеніе, то не больше ста милліоновъ рублей; сумма достаточная на два дня войны.

Точно такъ же: что можно взять займами?

Брать у капитала — это значитъ брать въ томъ же самомъ слабѣйшемъ мѣстѣ, изъ оборотныхъ средствъ промышленности (такъ какъ частныхъ капиталовъ въ СССР почти нѣтъ). Невозможно! Остается брать принудительными займами изъ заработной платы рабочихъ и служащихъ. Это вызоветъ колоссальный отрицательный политическій эффектъ.

Но есть другой, политически болѣе легкій путь. Можно прибѣгнуть къ помощи печатнаго денежнаго станка. Этотъ путь, проводимый съ достаточною осторожностью, въ нормальныхъ условіяхъ можетъ дать нѣкоторые результаты. Въ условіяхъ большевицкой Россіи онъ вызвалъ бы теперь несравненно болѣе быстрое паденіе валюты, чѣмъ при полу-партизанской войнѣ и натуральномъ снабженіи арміи, когда это было не такъ страшно, сейчасъ это означало бы немедленный развалъ промышленности, финансовъ и возможностей централизованнаго снабженія арміи, то есть означало бы и быстрое военное пораженіе. Въ то же время это единственный и неизбѣжный путь, и въ случаѣ войны большевики непремѣнно должны будутъ его принять.

Ничего не дастъ усиленіе налогового пресса. При этомъ усиленіи пострадаютъ тѣ же оборотныя средства промышленности. Особенный налоговой нажимъ на населеніе невозможенъ политически, потому что съ этого козла и такъ ужъ будутъ драть двадцать шкуръ — и паденіемъ валюты, и займами и прочимъ.

Наконецъ, перестройка расходной части бюджета, то есть еще большее сокращеніе расходовъ на административно-культурныя нужды и увеличеніе расходовъ на войну. Это тоже ничего не дастъ, такъ какъ возможная экономія по бюджету неминуемо будетъ съѣдена паденіемъ валюты. Нечего и говорить о политическихъ минусахъ выбрасыванія на улицу огромной массы служащихъ.

Слѣдовательно, откуда и какъ могутъ взять большевики средства на веденіе войны? — Взять неоткуда. На первые два-три мѣсяца хватитъ, а затѣмъ все въ странѣ быстро начнетъ разваливаться. За финансовымъ и промышленнымъ крахомъ послѣдуетъ политическій и военный.

Даже золото и иностранная валюта, лежащіе въ подвалахъ госбанка, перестанутъ въ большей своей части во время войны быть резервомъ, такъ какъ западная граница будетъ блокирована, а на Востокѣ купить для войны почти нечего.

Но почему, спроситъ читатель, могла Россія воевать противъ болѣе сильнаго врага два года во время Великой войны?

По двумъ причинамъ: во-первыхъ потому, что Россія получала огромныя средства отъ союзниковъ (то, что сейчасъ составляетъ многомилліардные военные долги); во-вторыхъ, потому, что внутри Россіи были свои многомилліонные запасы. Это и позволило вести войну болѣе тридцати мѣсяцевъ.

Никакихъ запасовъ у большевиковъ сейчасъ нѣтъ. Въ этомъ соль положенія. И это не случайно. Сама большевицкая хозяйственная система построена такъ, что никому ничего не дается накоплять. Это очень выгодно для большевицкой власти съ политической точки зрѣнія, такъ какъ въ странѣ не растутъ враждебные власти зажиточные слои. Но оборотная сторона этой медали та, что поскольку никому не даютъ накоплять, запасовъ въ странѣ нѣтъ. Безъ запасовъ же воевать нельзя. Сейчасъ, напримѣръ, у большевиковъ товарные запасы не превышаютъ недѣльныхъ, максимумъ двухнедѣльныхъ (объ этомъ и «Правда» пишетъ). Внѣшнимъ выраженіемъ этого является острый товарный голодъ. По сравненію съ довоенными многомилліардными запасами (выражавшимися въ различныхъ формахъ: въ колоссальныхъ товарныхъ запасахъ, въ милліардномъ золотомъ фондѣ, въ милліардахъ мелкихъ сбереженій и т. д.). это — ноль.

Вотъ тутъ то и есть самое слабое мѣсто большевиковъ на случай войны. Та невозможность добыть средства для войны различными путями, о Которыхъ писалось выше — все это лишь различныя внѣшнія выраженія основной большевицкой бѣды. А бѣда вытекаетъ изъ самыхъ принциповъ большевицкаго строя. Всеобщее уравненіе, общая нищета — это означаетъ, кромѣ всего прочаго, также отсутствіе запасокъ, средствъ для защиты такой государственной системы отъ внѣшнихъ военныхъ ударовъ.

Главную тяжесть современной войны несетъ мелкая буржуазія. Большевики старательно ее уничтожили. Правда, ея сбереженія были въ значительной части съѣдены Великой войной. Но при большевицкомъ строѣ не произошло ни процесса возстановленія мелкой буржуазіи въ сколько-нибудь замѣтныхъ размѣрахъ, ни, слѣдовательно, возсозданія ея сбереженій. Та курица, золотыя яйца которой такъ необходимы для войны, большевиками зарѣзана.

Политбюро, столкнувшись съ этими вопросами, было побѣждено доводами вѣдомствъ и спеціалистовъ. Зная, что длительную войну СССР вести не въ состояніи, политбюро поручило военному вѣдомству разрабатывать планы войны такъ, чтобы стараться закончить ее возможно короткимъ ударомъ, сразу же перенося военныя дѣйствія на территорію противника и не обращая вниманія на его второстепенные фронты (румынскій, средне-азіатскій и т. д.) всѣ силы направлять для мощнаго удара на Варшаву, который долженъ рѣшить судьбу войны.

Въ этомъ направленіи Тухачевскій, бывшій въ это время начальникомъ генеральнаго штаба (главнаго штаба РККА) разработалъ планъ войны и всеобщій мобилизаціонный планъ. Наступательный характеръ предположенной кампаніи какъ нельзя болѣе соотвѣтствовалъ личнымъ качествамъ молодого, талантливаго, энергичнаго и иниціативнаго Тухачевскаго. Поэтому Тухачевскій вложилъ въ него всю душу. Впрочемъ о Тухачевскомъ дальше.

Б. Бажановъ
Возрожденіе, №1303, 1928

Просмотров: 2

Запись опубликована в рубрике Пресса Бѣлой Эмиграціи с метками , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.