Б. Бажановъ. Замѣтки бывшаго помощника Сталина. (Б/н). Объ утерянныхъ возможностяхъ переворота

Подбирая своихъ людей въ важнѣйшія точки государственнаго аппарата, Сталинъ въ этой работѣ пользуется непосредственной помощью, главнымъ образомъ, Молотова. Третьимъ человѣкомъ, чрезвычайно близко стоящимъ къ этому механизму, является тотъ третій или четвертый секретарь ЦК, который постоянно работаетъ въ аппаратѣ ЦК. Такимъ недавно быль Станиславъ Коссіоръ, а теперь это мѣсто занимаетъ Кагановичъ. Работа между Сталинымъ и его двумя ближайшими помощниками, Молотовымъ и Кагановичемъ, распредѣлена такъ, что Сталинъ хозяйничаетъ въ политбюро. Молотовъ предсѣдательствуетъ и руководить организаціоннымъ бюро (ОРГБЮРО), Кагановичъ предсѣдательствуетъ на засѣданіяхъ секретаріата ЦК.

Слѣдующій человѣкъ, играющій чрезвычайно важную роль въ подборѣ нужныхъ кадровъ, это завѣдующій организаціонно-распредѣлительнымъ отдѣломъ ЦК (орграспредомъ). Наконецъ, немалую роль играютъ замѣстители завѣдующаго орграспредомъ и его помощники.

Самъ Сталинъ можетъ подбирать только сравнительно узкую группу наиболѣе видныхъ сановниковъ — членовъ ЦК, секретарей краевыхъ и губернскихъ комитетовъ партіи, наркомовъ и ихъ замѣстителей, но даже въ этомъ подборѣ ему должны помогать Молотовъ и Кагановичъ. Подборъ же сановниковъ помельче (члены коллегій народныхъ комиссаріатовъ, а въ особенности верхушки губернскихъ партійныхъ организацій) производится орграспредомъ подъ общимъ наблюденіемъ и руководствомъ Сталина и ближайшихъ къ нему людей — Молотова и Кагановича.

Отсюда видна колоссальная важность позиціи, занимаемой орграспредомъ. Завѣдующій орграспредомъ, его замѣстители и помощники въ механизмѣ власти играютъ выдающуюся и непрерывно растущую роль. Въ частности, завѣдующаго орграспредомъ безпрерывно и автоматически выноситъ вверхъ волна его личныхъ связей съ огромными кадрами людей, подбираемыхъ черезъ него и черезъ него же приходящихъ къ власти. Сталинъ понимаетъ огромную важность этого поста. Поэтому все послѣднее время онъ старался обходиться безъ завѣдующаго орграспредомъ, номинально числя на этомъ посту Москвина, человѣка совершенно больного и разбитаго, который все время лѣчится и практически въ работѣ не прикасается. Сталинъ, конечно, помнить, какъ быстро сдѣлалъ огромную карьеру Кагановичъ, прошедшій черезъ этотъ постъ.

Такимъ образомъ, обязанности завѣдующаго орграспредомъ фактически выполняетъ первый его замѣститель. Ему помогаетъ тотъ пом. завѣдующаго орграспредомъ, который вѣдаетъ подборомъ парт. работниковъ. Этотъ человѣкъ подбираетъ партійный аппаратъ въ губерніяхъ. Обѣ эти должности (перваго замѣстителя и помощника по подбору партійныхъ работниковъ), въ силу особенностей строенія механизма власти, имѣютъ необычайное и, вѣроятно, неожиданное для читателя значеніе.

Предположите, что на одинъ изъ этихъ двухъ постовъ попалъ коммунистъ вродѣ меня, т. е. принципіальный противникъ коммунизма, стремящійся сдѣлать все, что въ его силахъ, для того, чтобы привести Россію къ нормальному строю и умѣло скрывающій свои стремленія. Предположите,что произошло это въ 1924 или 1025 году. Этотъ квази-коммунистъ, подбирая верхушки губернскихъ партійныхъ организацій, конечно, не вмѣшивается въ назначенія секретарей губкомовъ (это — привилегія Сталина и Молотова). Но онъ сознательно и систематически подбираетъ остальную губернскую верхушку изъ своихъ знакомыхъ коммунистовъ-интеллигентовъ, по существу коммунизму чуждыхъ, которые въ будущемъ представили бы прекрасные кадры для движенія вправо. При этомъ онъ проводитъ цѣлый рядъ ухищреній, отправляя, напримѣръ, интеллигентовъ на нѣсколько мѣсяцевъ рабочими къ станку, чтобы имѣть потомъ возможность легко дѣлать ихъ дальнѣйшую карьеру, какъ «рабочихъ»; или вводя безпартійныхъ интеллигентовъ въ партію, также пропуская ихъ черезъ фабрику, и затѣмъ заполняя ими губернскія партійныя верхушки.

При извѣстной ловкости и умѣніи одинъ-два года такой работы дали бы колоссальные результаты. Если бы этотъ квази-коммунистъ, о которомъ идетъ рѣчь, обладалъ достаточными организаціонными способностями и сумѣлъ бы, такимъ образомъ, не только незамѣтно подобрать губернскія партійныя верхушки изъ своихъ людей, интеллигентовъ, по существу ничѣмъ не связанныхъ съ коммунизмомъ, но и сумѣлъ бы въ этомъ подборѣ сохранить и укрѣпить съ подобранными кадрами личную связь, онъ бы обладалъ важнѣйшей предпосылкой для проведенія антибольшевицкаго государственнаго переворота въ Россіи.

Конечно, если бы онъ пытался внести въ эту работу хотя бы малѣйшій заговорщическій уклонъ, или хотя бы въ ничтожной степени уклонился въ своихъ политическихъ взглядахъ (конечно, выражаемыхъ внѣшне) отъ политики Сталина и политбюро, онъ бы неминуемо провалился. Но если бы онъ велъ все дѣло до извѣстнаго, очень далекаго, этапа, придерживаясь чисто организаціонной механики, онъ бы имѣлъ шансы на успѣхъ.

Представимъ себѣ, какъ можно было бы развернуть все это дѣло. Созывается всесоюзный съѣздъ партіи. Делегаціи, составляющія его — это узкія губернскія партійныя верхушки. Положимъ, квази-коммунистъ, о которомъ мы говорили выше, умѣло подобралъ эти верхушки въ большинствѣ губерній. Тогда онъ имѣетъ на съѣздѣ свое большинство, правда, не оформленное и не организованное и связанное съ нимъ только личными связями, а не какой-либо политической платформой. Если бы онъ попытался выдумать разногласія съ политбюро и организовать свое большинство на съѣздѣ на такой политической основѣ, это было бы огромной ошибкой и почти навѣрняка привело бы его къ пораженію. Но если бы онъ продолжалъ итти по чисто организаціонной линіи и сдѣлалъ бы такъ, что каждая делегація, внѣшне подчиняясь секретарю губкома, на самомъ дѣлѣ тайно, при помощи личныхъ связей, была бы подчинена, какъ лидеру, другому, своему человѣку (напримѣръ, завѣдующему орграспредомъ губкома), то такимъ путемъ было бы уже сравнительно нетрудно организовать свое большинство на съѣздѣ, руководя исключительно этими немногими тайными лидерами. Такое большинство не годилось бы для политическихъ выступленій, но было бы превосходно для тайнаго голосованія, вѣнчающаго съѣздъ и выбирающаго новый центральный комитетъ.

Картина бы получилась такая. «Старая гвардія» встрѣчается оваціей. Всѣ доклады политбюро и резолюціи политбюро принимаются единогласно. Политическая линія ЦК одобряется съ энтузіазмомъ. Съѣздъ открыто признаетъ Сталина вождемъ міровой революціи. Всякіе «троцкизмы» осуждаются самымъ суровымъ образомъ. И вообще съѣздъ проходитъ прекрасно. Но когда происходить подсчетъ голосовъ, — кто выбранъ въ составъ новаго ЦК — вдругъ выясняется, что съѣзду благоугодно создать большинство новаго ЦК изъ новыхъ людей, пришедшихъ изъ партійнаго аппарата съ мѣстъ. Неожиданность — огромное дѣло. Сейчасъ же послѣ закрытія съѣзда происходитъ пленумъ новаго ЦК и избираетъ совершенно новый составъ политбюро и, главное, новаго генеральнаго секретаря ЦК. Это означало бы, что государственный переворотъ произведенъ.

Б. Бажановъ
Возрожденіе, №1273, 1928

Просмотров: 1

Запись опубликована в рубрике Пресса Бѣлой Эмиграціи с метками , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.