Б. Бажановъ. Замѣтки бывшаго помощника Сталина. 3. Механизмъ сталинской власти (2)

На первый разъ это можетъ показаться нѣсколько страннымъ, но сущность сталинскаго механизма власти можно исчерпать нѣсколькими простыми словами; она заключается въ подборѣ своихъ людей въ важнѣйшіе пункты (прежде всего въ партійный аппаратъ).

Когда я работалъ помощникомъ Сталина и видѣлъ, что Сталинъ ничего не читаетъ и не интересуется политическими проблемами, я началъ тщательно наблюдать: чѣмъ же занимается Сталинъ?

Очень скоро я разрѣшилъ этотъ вопросъ. Я часто видѣлъ, какъ Сталинъ часами ходитъ по своему кабинету и по коридору и о чемъ-то думаетъ. Затѣмъ, закончивъ обдумываніе, вдругъ рѣшительными шагами подходитъ къ телефону и звонитъ Молотову: «Вячеславъ Михайловичъ, а мнѣ кажется, что секретарь губкома у насъ въ Рязани ненадеженъ».

Вотъ этимъ и только этимъ занятъ Сталинъ. Онъ правильно понялъ въ свое время, что власть сосредоточена въ партійномъ аппаратѣ, и что для того, чтобы прибрать къ своимъ рукамъ партійный аппаратъ (а, слѣдовательно, и власть), нужно подобрать въ него своихъ людей и удалить враждебные и ненадежные элементы. Вотъ этимъ онъ и занимался изъ года въ годъ. Вотъ это и сдѣлало его хозяиномъ.

Представьте себѣ, что Сталинъ подобралъ изъ своихъ людей верхушки областныхъ и губернскихъ партійныхъ организацій. Какъ разъ изъ этихъ верхушекъ и составляются делегаціи на всесоюзный партійный съѣздъ.

Составъ делегацій изъ своихъ людей — это свое большинство на съѣздѣ. Свое большинство на съѣздѣ, какъ мы уже говорили, — это свой ЦК и, слѣдовательно, сохраненіе диктатуры въ своихъ рукахъ. Таковъ этотъ простой механизмъ, который представляетъ собою корень вещей.

На практикѣ, конечно, все это немножко сложнѣе. Въ частности, разсмотримъ, напримѣръ, технику съѣзда.

Когда съѣздъ заканчивается и дѣло подходитъ къ послѣднему пункту его порядка дня — выборамъ ЦК, происходитъ засѣданіе сеньоренъ-конвента, т. е. собраніе всѣхъ членовъ ЦК и лидеровъ делегацій (секретарей губкомовъ), съ которыми Сталинъ согласовываетъ составъ новаго будущаго ЦК. Затѣмъ, выработанный списокъ печатается и печатные его экземпляры раздаются делегатамъ съѣзда какъ бюллетени для голосованія. Каждый делегатъ имѣетъ право вычеркнуть изъ этого списка любую фамилію и замѣнить се другой но своему усмотрѣнію. На самомъ дѣлѣ никто этимъ правомъ не пользуется, по слѣдующей причинѣ. Когда делегатъ пріѣзжаетъ на съѣздъ, онъ заполняетъ въ мандатной комиссіи особую анкету, будто бы нужную «для изученія состава съѣзда». Эти анкеты остаются въ архивѣ ЦК и являются образцомъ почерка делегатовъ. Послѣ съѣзда происходитъ изученіе бюллетеней голосованія довѣренными людьми Сталина. При этомъ по почерку выясняется, кто изъ делегатовъ съѣзда внесъ большія измѣненія въ предложенный Сталинымъ составъ ЦК. Можно быть увѣреннымъ, что эти делегаты будутъ взяты на особый учетъ и на слѣдующій съѣздъ уже не попадутъ. Такъ постепенно очищался составъ съѣздовъ отъ ненадежныхъ по мнѣнію Сталина людей. Впрочемъ, теперь делегаты съѣзда уже освѣдомлены объ этой механикѣ и вносить измѣненія въ предложенный списокъ не рѣшаются.

Еще одна очень важная деталь. Члены делегаціи на съѣздѣ должны слѣпо итти за своими лидерами делегацій — секретарями краевыхъ и губернскихъ партійныхъ комитетовъ. Рядовой делегата съѣзда не имѣетъ возможности провѣрить, въ какія закулисныя комбинаціи входитъ секретарь губкома. Всякія пренія и разговоры на съѣздѣ о политическихъ мнѣніяхъ и уклонахъ абсолютно ничего не значатъ. Если бы удалось составить закулисный блокъ секретарей губкомовъ, который объединилъ бы большинство делегацій на съѣздѣ, то этотъ блокъ могъ бы совершить государственный переворотъ очень забавнаго вида. Можно было бы начать съѣздъ всеобщими оваціями Сталину и закончить съѣздъ такими же оваціями; единогласно поддерживать политическую линію ЦК и единогласно принять всѣ предложенныя имъ резолюціи. Но въ то же время можно было бы избрать совсѣмъ другой, новый составъ ЦК, а, слѣдовательно, и новое политбюро и новаго генеральнаго секретаря ЦК. Это и былъ бы переворотъ. Такъ что все дѣло отнюдь не въ политическихъ разговорахъ. Все дѣло въ скрытыхъ комбинаціяхъ, а въ нихъ могутъ входить только секретари губкомовъ, рядовые же делегаты должны вѣрить имъ на слово и итти за ними.

Это и придаетъ огромное значеніе секретарямъ губкомовъ. Надо ясно представлять себѣ, что сейчасъ въ Россіи такое положеніе, когда блокъ членовъ политбюро не можетъ свалить Сталина, а блокъ секретарей губернскихъ и краевыхъ комитетовъ партіи — можетъ.

Простымъ выводомъ изъ этого обстоятельства является то, что членъ политбюро уже не членъ правительства въ томъ смыслѣ, что онъ удаленъ отъ истиннаго механизма власти. Это можно представить такой упрощенной схемой:

Кто настоящій правитель, настоящее правительство Россіи?

Въ 1919 году — совнаркомъ; въ 1922 году — политбюро; въ 1924 году — тройка; въ 1928 году — Сталинъ.

Члены правительства:

Въ 1919 году — народ. комиссары: въ 1922 году — члены политбюро; въ 1928 году — Сталинъ и его ближайшіе помощники — секретари краевыхъ и важнѣйшихъ губернскихъ комитетовъ.

Газеты полны шумомъ о томъ, что въ политбюро разногласія, что Рыковъ противъ Сталина, что оппозиція продолжаетъ свою подпольную работу противъ ЦК и т. д. Оппозиціи мы посвятимъ отдѣльную статью, а здѣсь скажемъ нѣсколько словъ о группировкахъ внутри политбюро.

Во-первыхъ, никакой рыковской группы не существуетъ: существуетъ бухаринская группа. Безспорнымъ лидеромъ этой группировки является безусловно не Рыковъ, а Бухаринъ. Въ эту группировку дѣйствительно входятъ, кромѣ Бухарина, также Рыковъ и Томскій. Можетъ быть, и Калининъ, играющій двойную игру, и по ряду признаковъ подосланный въ группировку Сталинымъ, для того, чтобы она переоцѣнивала свои силы.

Во-вторыхъ, никакихъ принципіально-политическихъ разногласій между этой группой и Сталинымъ нѣтъ. Да будетъ извѣстно читающей публикѣ, что именно Бухаринъ дѣлаетъ политику политбюро и притомъ съ полнаго разрѣшенія Сталина. Сталинъ понимаетъ свою слабость въ политическихъ проблемахъ. Поэтому веденіе политики онъ передалъ въ руки Бухарина. Сталинъ прекрасно понимаетъ, что это ему ничѣмъ не угрожаетъ. Уже былъ такой случай, когда фактически всю политику ЦК велъ въ 1928-24 и 25 гг. Каменевъ. Это не помѣшало Сталину въ нужный моментъ выбросить его за бортъ. Сейчасъ политику дѣлаетъ Бухаринъ, а ему помогаетъ Рыковъ. Въ то же время они такъ же удалены отъ истиннаго механизма власти (подбора людей), какъ я или какъ любой русскій эмигрантъ. Въ нужный момента, Сталинъ ихъ выброситъ изъ политбюро съ такой же легкостью, какъ выбросилъ Каменева и Зиновьева. При этомъ обвинятъ ихъ въ какомъ угодно смѣхотворномъ пустякѣ, ну, напримѣръ, въ томъ, что они… забыли объ электрификаціи (обвинили же въ первый разъ Троцкаго въ томъ, что онъ… просмотрѣлъ середняка).

И Бухаринъ, и Рыковъ это прекрасно понимаютъ. И конечно, они не позволяютъ себѣ никакихъ выступленій противъ всемогущаго Сталина.

Всякій же газетный шумъ но этому поводу — это вещь, только дезоріентирующая читателя. Не надо забывать, что такъ Сталина свалить нельзя.

Кромѣ того, когда пишется о разногласіяхъ въ большевицкой верхушкѣ, то нужно эти явленія расцѣнивать правильно. Заграницей судятъ по собственному опыту. Во всякой странѣ разногласія въ правительственныхъ кругахъ отражаютъ столкновенія интересовъ различныхъ слоевъ населенія. Нельзя забывать, что въ Россіи большевицкая верхушка не отражаетъ борьбы классовыхъ силъ въ странѣ. Поэтому, когда появляется въ прессѣ, что Рыковъ или Калининъ выступаютъ съ какимъ-нибудь «кулацкимъ» уклономъ, это ни въ какомъ случаѣ не означаетъ увеличившагося политическаго нажима зажиточныхъ слоевъ деревни и даже не означаетъ, что у нихъ этотъ уклонъ дѣйствительно есть. Это только значить, что Сталинъ, съ какими то своими цѣлями, имъ этотъ уклонъ приклеиваетъ. Сталинъ абсолютный хозяинъ прессы и информаціи въ странѣ, и шумъ о различныхъ уклонахъ создаетъ именно онъ. Понятно для чего это дѣлается. Такимъ путемъ создаются предлоги для убиранія лишнихъ людей. Но такимъ же путемъ (а это очень важно) замазываются, маскируются истинныя черты механизма власти.

Сталину очень выгодно, чтобы и заграницей и внутри страны неправильно расцѣнивали то, что составляетъ сущность механизма власти. Заграницей власть обезпечиваетъ только правильная, цѣлесообразная политика, привлекающая на свою сторону массы. Такъ же было и въ Россіи при Ленинѣ. Сейчасъ положеніе совсѣмъ другое. Между тѣмъ изъ заграницы это не видно и оттуда политическую жизнь Россіи продолжаютъ расцѣнивать по старымъ политическимъ схемамъ, потерявшимъ на самомъ дѣлѣ всякое значеніе. Сталинъ очень доволенъ этимъ обстоятельствомъ, и продолжаетъ маскировать механизмъ своей власти. При этомъ врагъ попадаетъ всегда не въ ту точку, въ какую нужно. Въ частности, оппозиція провела всю борьбу со Сталинымъ, направляя свои удары на его политику. Это обрекло оппозицію на пораженіе — борьба могла быть выиграна только захватомъ партійнаго аппарата. Оппозиція этого не понимала. Она не обращала вниманія на самое важное — что Сталинъ подбираетъ въ секретари краевыхъ и партійныхъ губернскихъ комитетовъ своихъ преданныхъ людей. Точно такъ же подъ его наблюденіемъ организаціонно-распредѣлительный отдѣлъ ЦК подбираетъ изъ сталинскихъ людей составъ центральныхъ работниковъ и губернскую партійную верхушку. Секретарь губкома подбираетъ уѣздную партійную верхушку. Секретарь уѣзднаго комитета подбираетъ секретарей ячеекъ. Система идетъ сверху донизу и обезпечиваетъ Сталину полный охвата всѣхъ звеньевъ партійнаго аппарата. На этомъ и держится его власть.

Не только держится, но и все время растетъ. Все время удаляются ненадежные элементы, все время подбираются и провѣряются свои преданные люди.

Я уже не разъ говорилъ, что политика не играетъ той роли въ жизни «совѣтской» Россіи, какую играла нѣсколько лѣтъ тому назадъ, или какую играетъ за границей. Можно рѣзко мѣнять политическій курсъ — все равно недовольство населенія не сможетъ вылиться въ какія-нибудь организаціонныя формы, потому что всякія самыя малѣйшія попытки его организаціи душатся въ самомъ зародышѣ. Стихійные же революціонные взрывы противъ большевицкой власти возможны были бы только тогда, если бы на протяженіи очень короткаго промежутка времени былъ бы рѣзко пониженъ уровень жизни широкихъ массъ населенія въ главнѣйшихъ центрахъ (прежде всего въ столицахъ). Но это большевики слишкомъ хорошо понимаютъ и при отсутствіи внѣшняя потрясеній такой ошибки не сдѣлаютъ.

Все это значитъ, что Сталинъ, пользуясь мощью своей диктатуры, могъ бы совершить переломъ политическаго курса партіи и повести страну вправо, говоря общо — къ нормальному строю.

Но ведетъ ли Сталинъ страну вправо? Эволюціонируетъ ли вправо партія? Развивается ли совѣтская экономика по пути къ капитализму?

Вотъ теперь мы имѣемъ возможность безукоризненно точно отвѣтить на эти вопросы. Мы сейчасъ увидимъ, что правильный отвѣтъ на нихъ даетъ намъ возможность получить только вѣрная оцѣнка истиннаго механизма сталинской власти.

Б. Бажановъ
Возрожденіе, №1263, 1928

Просмотров: 1

Запись опубликована в рубрике Пресса Бѣлой Эмиграціи с метками , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.