В. Отто: «Высшая мудрость должна была принадлежать не некоей потусторонней части жизни, но ее радостной мощи…»

Несмотря на величайшие различия характера и темперамен­та, все эти <греческие> боги имеют одну и ту же природу. Поэтому они зача­стую противопоставляются человеческому роду как некое един­ство: «боги» суть определение нечеловеческого; поэт зачастую даже говорит просто «бог» или «божество», как если бы, в ко­нечном итоге, существовала некая единая сила, действующая свыше в земном наличном бытии. Общим для всех богов является бессмертие, и они именуют­ся «вечными», пребывавшими всегда; однако из этого не выво­дилось догматических утверждений о том, что они никогда не рождались; какое это имело значение в сравнении с неизмери­мостью их жизни! Тем не менее их невозможно было предста­вить себе иначе, нежели в сиянии цветущей юности.Это весьма характерно для греческой идеи божества и может служить сим­волом ее своеобразной сущности. Другие народы были вовсе не против того, чтобы мыслить свое божество старым, даже древ­ним; тем более что такой образ как нельзя более выразительно подчеркивал его почтенную мудрость. Но глубинное чутье гре­ков противилось подобному. Старость для них была состоянием усталости, истощения и помрачения природы, той живой и свя­щенной природы, от которой ни при каких обстоятельствах не мог оторваться греческий дух. Даже высшая мудрость должна была принадлежать не некоей потусторонней части жизни, но ее радостной мощи, а познание — почивать не на неотмирном старческом лике, а на по-юному светлом челе и цветущих гу­бах Аполлона. «Бессмертное, не знающее старости», — таков отличительный признак всего божественного.

В. Отто. Греческие боги. Картина божественного в зеркале греческого духа

Просмотров: 1

Запись опубликована в рубрике Круг чтения с метками , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.