Б. Бажановъ. Замѣтки бывшаго помощника Сталина. Ѵ. ГПУ

На что обращено главное вниманіе всѣхъ ушей и глазъ ГПУ?

Прежде всего на денежныя траты жителей. Вѣдь представитель зажиточнаго класса почти всегда врагъ совѣтскаго строя. Поэтому съ величайшей тщательностью слѣдитъ ГПУ за всѣми денежными тратами частныхъ лицъ, отыскивая этимъ путемъ враговъ. Это не такъ трудно: въ совѣтской Россіи больше 225-300 рублей въ мѣсяцъ почти никто не зарабатываетъ, каждая затрата въ 20-30 рублей бросается въ глаза. Если вы прошлись во улицѣ въ хорошемъ костюмѣ, вы можете быть увѣрены, что за вами начнется слѣжка.

Всѣ счета въ ресторанахъ пишутся съ копіей, причемъ одинъ экземпляръ получаетъ платящій по счету, а другой экземпляръ счета идетъ въ ГПУ. И если вы пошли въ ресторанъ и истратили больше, чѣмъ 5-10 рублей, ГПУ уже будетъ знать, что у васъ есть деньги, и не успокоится до тѣхъ поръ, пока не выяснитъ источника ихъ полученія.

Между прочимъ, на незнаніи такихъ мелочей всегда проваливается иностранный шпіонажъ въ совѣтской Россіи.

Но слѣдятъ и за коммунистами. Я точно знаю случай, когда весной 1927-го года были арестованы въ Москвѣ два видныхъ коммуниста-служащихъ комиссаріата путей сообщенія. ГПУ обвиняло ихъ въ злоупотребленіяхъ при постройкѣ одной желѣзной дороги, и предъявило имъ во время слѣдствія копіи счетовъ изъ нѣкихъ ресторановъ, гдѣ они бывали въ теченіе года.

Нечего и говорить о томъ, что ГПУ перлюстрируетъ большой процентъ писемъ, обращающихся внутри страны и (какъ говорили чекистскіе сановники) всѣ безъ исключенія письма, идущія заграницу и изъ-заграницы.

ГПУ сейчасъ настолько увѣрено въ своей силѣ, что если оно открываетъ какой-нибудь противосовѣтскій заговоръ, то ни въ коемъ случаѣ не торопится арестовывать его участниковъ. Въ число заговорщиковъ вливаются сотрудники ГПУ, стараются, чтобы организація развернулась возможно шире и болѣе созрѣла и только послѣ того, какъ ГПУ убѣдилось, что организаціей охвачены всѣ возможныя лица, ихъ всѣхъ арестовываютъ.

Если нѣтъ заговора, а есть налицо недовольство совѣтской властью, ГПУ подсылаетъ своихъ агентовъ-провокаторовъ, которые среди недовольныхъ лицъ пытаются создать контръ-революціонную организацію.

Забавный случай произошелъ недавно на этой почвѣ въ Кіевѣ, гдѣ ГПУ, узнавъ о недовольствѣ студенчества, создало контръ-революціонную организацію среди студентовъ, и каждый входившій въ нее сейчасъ же являлся въ ГПУ съ докладомъ, по той простой причинѣ, что рисковали входить въ нее только агенты ГПУ. Черезъ 6 мѣсяцевъ существованія организаціи предсѣдатель кіевской ГПУ созвалъ ее и сказалъ: «А ну, разойдитесь».

Вообще населеніе стало невѣроятно осторожно за послѣдніе годы. Не только совершенно не бываетъ случаевъ выступленій противъ совѣтской власти, но даже персонально противъ секретаря комячейки своего учрежденія. Слишкомъ хорошо всѣмъ извѣстно, что за этимъ слѣдуетъ.

По случайнымъ особенностямъ строенія ОГПУ, управленіе всей огромной информаціонной сѣтью сосредоточено въ экономическомъ отдѣлѣ ГПУ. который кромѣ того борется съ «экономической контръ-революціей». Благодаря этому обстоятельству вѣсъ и вліяніе экономическаго отдѣла ГПУ безпрерывно растутъ. Во главѣ его стоялъ Мироновъ, но затѣмъ его смѣнили и кто ею возглавляетъ сейчасъ, не знаю.

Но вліяніе экономическаго отдѣла растетъ и по другимъ причинамъ. По соображеніямъ, указаннымъ въ предыдущихъ статьяхъ, компартіи и ГПУ нужно демонстрировать передъ страной заговоры и дѣятельность враговъ, а легче всего это сдѣлать, обвинивъ въ экономической контръ-революціи, такъ какъ подъ это понятіе подходить все, что угодно.

Въ 1927-омъ году лѣтомъ подъ вліяніемъ слуховъ о приближающейся войнѣ, муссируемыхъ самой совѣтской печатью, населеніе напало скупать и прятать золотую «десятку» (десятирублевую золотую монету царскаго времени). Курсъ ея очень быстро поднялся съ 11 рублей до 21 рубля (червоннаго). ГПУ занялось поисками виновниковъ, не желая, разумѣется, понимать, что здѣсь «виновныхъ» нѣтъ, а дѣло въ спросѣ и предложеніи. Въ это время предсѣдатель госбанка Шейнманъ, коммунистъ, желая свести счеты съ начальникомъ особой валютной части валютнаго управленія наркомфина Волинымъ и его помощникомъ Цейтлинымъ, указалъ ГПУ на нихъ какъ на виновниковъ. Оба они — безпартійные. Особая валютная часть занимается регулированіемъ курса иностранной валюты, золота и государственныхъ займовъ на внутреннемъ рынкѣ, производя въ нужныхъ случаяхъ золотую и валютную интервенцію.

Волинъ и Цейтлинъ были сейчасъ же арестованы и хотя обыскъ и слѣдствіе не дали никакихъ подтверждающихъ обвиненіе результатовъ, но ГПУ приговорило ихъ къ разстрѣлу, а политбюро утвердило этотъ приговоръ, такъ какъ было признано цѣлесообразнымъ изобразить передъ страной повышеніе курса золота (то есть, другими словами, паденіе курса червонца — совѣтской валюты — на золото), какъ дѣло не объективныхъ результатовъ политики совѣтской власти, а «злонамѣренной дѣятельности преступныхъ лицъ».

Оба были немедленно разстрѣляны, хотя наркомфинъ доказывалъ ихъ невиновность.

Въ апрѣлѣ 1928-го года я прочелъ въ газетахъ о разстрѣлѣ 8 директоровъ обществъ взаимнаго кредита и Чалхушьяна, завѣдывавшаго финансово-экономическимъ бюро госбанка, по обвиненію въ злоупотребленіи государственными фондами. Я прекрасно знаю ихъ дѣло, такъ какъ, во-первыхъ, служилъ въ наркомфинѣ, когда ихъ арестовали (весна-лѣто 1927 года), и интересовался причинами ареста, а во-вторыхъ — спеціально интересовался причинами ареста Чалхушьяна.

Чалхушьянъ — талантливый ученый-экономистъ, всю жизнь работавшій надъ интереснымъ трудомъ по теоріи ренты. Весной 1927-го года я пригласилъ его на должность завѣдывающаго банковскимъ отдѣломъ центральныхъ заочныхъ финансово-экономическихъ курсовъ, которые я организовалъ.

Его, какъ и другихъ, разстрѣляли, обвинивъ въ злоупотребленіи государственными фондами. Между тѣмъ я ручаюсь, что онъ не имѣлъ никакого отношенія къ государственнымъ фондамъ и не имѣлъ никакой возможности ими злоупотреблять, даже если бы этого хотѣлъ, потому что кромѣ научно-педагогической работы на центральныхъ заочныхъ курсахъ онъ велъ только научно-консультаціонную работу въ качествѣ завѣдующаго финансово-экономическимъ бюро госбанка.

Директоровъ же обществъ взаимнаго кредита разстрѣляли по слѣдующимъ причинамъ. Эти общества были разрѣшены съ провокаціонной цѣлью, чтобы вовлечь къ нихъ частные капиталы немногочисленныхъ торговцевъ. Когда насталъ подходящій моментъ, правленія обществъ арестовали, капиталы конфисковали въ собственность государства (въ этомъ и было все дѣло), а для оправданія этой мѣры обвинили правленія и директоровъ въ злоупотребленіи государственными фондами (они, кстати, тоже не имѣли абсолютно никакой возможности ими злоупотреблять, такъ какъ они ими не распоряжались), и восемь директоровъ разстрѣляли.

Такъ подъ разными видами происходитъ систематическое истребленіе энергичной и иниціативной интеллигенціи.

На экономическій отдѣлъ ГПУ возложена еще одна важная функція. Это функція такъ называемаго «внѣэкономическаго регулированія торговли». Другими словами, недопущеніе роста частнаго капитала и борьба съ накопленіемъ у частныхъ лицъ.

Дѣлается это такъ. Экономическій отдѣлъ ГПУ слѣдить за торговцами и мелкими предпринимателями, и если торговецъ благодаря удачно проводимымъ операціямъ накопляетъ нѣкоторый капиталъ, его сейчасъ же арестовываютъ по обвиненію въ «спекуляціи» или «срывѣ государственной политики цѣнъ». Имущество его и капиталы конфискуютъ, а его самого высылаютъ или въ Соловки, или, въ лучшемъ случаѣ, изъ крупнаго центра. Для этой высылки существуютъ у ГПУ даже спеціальные техническіе термины: «дать минусъ семь», «дать минусъ пять». Минусъ пять — это значитъ высылка безъ правъ въѣзда и проживаніи въ пяти крупныхъ центрахъ — Москвѣ, Петербургѣ, Кіевѣ, Одессѣ, Харьковѣ.

Эти мѣры проводятся очень широко и сильно увеличиваютъ доходы казны. Зная, что это система, что существуютъ соотвѣтствующія директивы партіи, не приходится удивляться тому, что большевики ловко обманываютъ торговцевъ, дѣлая видъ, что разрѣшаютъ частную торговлю, а на самомъ дѣлѣ позволяютъ торговцамъ накопить нѣкоторыя средства только для того, чтобы затѣмъ ихъ забрать. Но надо удивляться тому, что есть еще въ СССР люди, не понимающіе политики большевиковъ и идущіе на эту удочку. Они разсуждаютъ такъ: «одного большевики ограбили, но вѣдь двадцать другихъ они не трогаютъ. Авось и меня не тронутъ». Они не понимаютъ, что здѣсь система, что въ свое время чередъ придетъ всѣмъ. Не понимаютъ, что имъ позволяютъ цѣной невѣроятныхъ трудностей и лишеній накоплять средства не для себя, а для большевиковъ.

Это называется «НЭП» и свобода торговли. Не забывайте, что времена мѣняются, и 1928 годъ — это не 1923-й.

(Продолженіе слѣдуетъ)

Б. Бажановъ
Возрожденіе, №1320, 12 января 1929

Просмотров: 1

Запись опубликована в рубрике Пресса Первой эмиграции с метками , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.