Б. Бажановъ. Замѣтки бывшаго помощника Сталина. IV. ГПУ

Вотъ ужъ подлинно «какъ много въ этомъ словѣ для сердца русскаго слилось».

Если, несмотря на огромное недовольство большинства населенія, большевики все же твердо держатъ въ мирное время власть въ своихъ рукахъ, то наполовину въ этомъ они обязаны ГПУ.

ГПУ — хорошо и четко работающій аппаратъ… Изъ совѣтскихъ учрежденій только два работаютъ у большевиковъ четко — наркоминдѣлъ и ГПУ. Постановкой своей работы ГПУ меньше всего обязано своему номинальному руководителю Менжинскому. Менжинскій — человѣкъ слабый и неважный организаторъ. Онъ производитъ впечатлѣніе законченнаго неудачника. Отъ каждаго его слова и каждаго шага вѣетъ какой-то кислятиной. Онъ какъ-то непріятно вялъ. Въ разговорѣ тянетъ слова, и видъ у него кислый. Достаточно поговорить съ нимъ полминуты и остается осадокъ чего-то непріятнаго.

Политбюро съ нимъ мало считается. На засѣданія политбюро по вопросамъ ГПУ его вызываютъ, но держатъ въ черномъ тѣлѣ. Фактически руководитъ работой ГПУ не Менжинскій, а его замѣстители — Ягода и Трилиссеръ.

Ягода — личность довольно темная. Жители Нижняго Новгорода разсказываютъ, какъ этотъ нынѣ почтенный товарищъ министра, служа въ свое время подмастерьемъ въ граверной мастерской старика Свердлова (отца), стянулъ у своего хозяина инструменты и продалъ ихъ. Свердловъ Ягоду прогналъ, но по существовавшимъ въ этой революціонной семьѣ традиціямъ, въ полицію не донесъ, а жена Свердлова, женщина добрая и сердечная, упросила старика принять Ягоду обратно. Но Ягода проявилъ недюжинное упорство. Будучи снова принятъ въ мастерскую, онъ вторично укралъ инструменты и снова ихъ продалъ. Послѣ этого онъ былъ изгнанъ рѣшительно и навсегда.

Въ первое время революціи Ягода никакой роли не игралъ. Когда полусумасшедшему Подвойскому въ качествѣ почетной отставки дали завѣдовать всеобучемъ (управленіемъ внѣвойскового обученія и допризывной подготовки), Ягода, служа у него на различныхъ канцелярскихъ должностяхъ, дослужился до не такого ужъ большого чина — управляющаго дѣлами. Не помогла карьерѣ и женитьба на племянницѣ Свердлова — Идѣ Авербахъ. Но когда Ягода, перейдя въ ГПУ, сообразилъ, что карьеру дѣлаютъ, ставя ставку персонально на Сталина, онъ началъ быстро преуспѣвать и скоро дошелъ до степеней извѣстныхъ. Сейчасъ этотъ господинъ завѣдуетъ особымъ отдѣломъ ГПУ и является первымъ замѣстителемъ Менжинскаго.

Въ послѣднее время также очень быстро дѣлаетъ карьеру по ГПУ Трилиссеръ, недавно назначенный вторымъ замѣстителемъ предсѣдателя ГПУ. Это хитрый и умный чекистъ, высоко поставившій работу иностраннаго отдѣла ГПУ, которымъ онъ завѣдуетъ.

Изъ остальныхъ членовъ коллегіи ГПУ никто особымъ вѣсомъ, и вліяніемъ не пользуется. Надо еще только отмѣтить секретаря коллегіи ГПУ Бѣленькаго, одного изъ серіи безчисленныхъ братьевъ Бѣленькихъ, заполнившихъ всѣ поры совѣтскаго и партійнаго аппарата. Этотъ Бѣленькій — полное ничтожество, человѣкъ грубый, глупый, нахальный и малограмотный. Но такъ же, какъ и Ягода, онъ сообразилъ, что проще всего дѣлать карьеру поблизости отъ секретаріата Сталина. Поэтому Бѣленькій все время гарцуетъ въ коридорахъ передъ кабинетами сталинскихъ секретарей. Тамъ къ нему относятся покровительственно и даже возлагаютъ на него персонально отвѣтственность за охрану съѣздовъ партіи, пленумовъ ЦК партіи и засѣданій политбюро, а ото признакъ очень большого довѣрія.

Многіе всѣмъ извѣстные палачи ушли изъ ГПУ въ другія учрежденія. Не думайте, что ихъ чекистская дѣятельность кончилась. Они имѣютъ званіе «почетныхъ чекистовъ» и въ другихъ учрежденіяхъ выполняютъ чекистскую работу. Таковъ, напримѣръ, всѣмъ памятный Петерсъ, съ гнусной дегенеративной физіономіей каторжника. Онъ сейчасъ — управляющій дѣлами комиссаріата рабоче-крестьянской инспекціи и членъ такъ называемой «партколлегіи ЦК» (коллегіи центральной контрольной комиссіи партіи по партійнымъ дѣламъ). У этихъ учрежденій по существу чекистскія функціи, такъ что «оторвавшись отъ вѣтки родимой», Петерсъ ничуть не измѣнилъ амплуа. Только названіе иное.

Другое названіе часто бываетъ нужно, чтобы пустить пыль въ глаза внѣшнему міру. Напримѣръ, захотѣли большевики чистить штаты своихъ заграничныхъ представительствъ отъ ненадежныхъ и контръ-революціонныхъ элементовъ. Посылать для этого заграницу неприкрытыхъ чекистовъ нельзя. Поэтому посылается членъ партколлегіи ЦКК и членъ коллегіи РКИ Ройзенманъ, съ кадрами отборныхъ помощниковъ-чекистовъ.

И выглядитъ все это прилично (ѣдетъ вѣдь представитель «рабоче-крестьянской инспекціи»), и нужная чекистская работа обезпечена.

Въ своей работѣ ГПУ обладаетъ очень солидной финансовой базой. Кромѣ того, что онъ располагаетъ огромными суммами по бюджету (эти цифры ежегодно публикуются), оно располагаетъ еще большими суммами, проходящими для него секретно по бюджетамъ всѣхъ остальныхъ вѣдомствъ. Напримѣръ, больше половины расходовъ наркоминдѣла и комиссаріата внѣшней торговли по содержанію заграничныхъ штатовъ консульствъ, представительствъ и торговыхъ агентствъ представляютъ расходы на агентовъ ГПУ, ѣдущихъ заграницу подъ видомъ дипломатическихъ сотрудниковъ и коммерческихъ агентовъ. При этомъ на бюджетныя средства по разнымъ вѣдомствамъ содержатся почти исключительно работники такъ называемаго «внутренняго аппарата ГПУ», а вся огромная информаціонная армія ГПУ является безплатной (дальше я укажу, почему это происходить и какъ это дѣлается).

Аппаратъ ГПУ за послѣднее время сильно выросъ и окрѣпъ. Но неправильно было бы думать, что онъ имѣетъ какую-то самостоятельную власть. Наоборотъ, всюду и вездѣ органы ГПУ подчинены полностью партійнымъ комитетамъ, вѣрнѣе, секретарямъ партійныхъ комитетовъ.

Предсѣдатель губернскаго ГПУ — маленькій человѣкъ по сравненію съ секретаремъ губкома партіи. Секретарь губкома можетъ въ любой моментъ провести снятіе предсѣдателя губернскаго ГПУ съ должности, и противодѣйствіе центра (ОГПУ въ Москвѣ) обычно ничего не мѣняетъ.

Всѣ важнѣйшія свои рѣшенія ГПУ вноситъ на утвержденіе бюро партійныхъ комитетовъ. Ежедневно ГПУ представляетъ въ партійные комитеты сводки о своей работѣ. Эти сводки содержатъ массу матеріала и о политическомъ положеніи губерніи, и о настроеніяхъ и разговорахъ въ отдѣльныхъ учрежденіяхъ, на фабрикахъ и заводахъ и т. д.

Когда я былъ управляющимъ дѣлами ЦК Туркменской партіи въ Асхабадѣ, я ежедневно получалъ такія подробныя сводки отъ начальника туркменскаго ГПУ Каруцкаго и его замѣстителя Горбунова. Въ нихъ было все, начиная отъ военной сводки объ операціяхъ противъ басмаческаго отряда Дженаидъ-Хана въ Хивѣ и кончая тѣмъ, что говорятъ желѣзнодорожные служащіе на станціи Артыкъ.

Такъ что въ партійныхъ комитетахъ сосредотачивается информація исключительной цѣнности и о работѣ ГПУ, и о положеніи въ странѣ.

ОГПУ въ Москвѣ, конечно, также цѣликомъ подчинено Сталину и старается угадать его желанія.

Сильное мѣсто ГПУ — прекрасная информація. Информаціонная сѣть ГПУ огромна, насчитываетъ сотни тысячъ человѣкъ и создавалась очень постепенно всѣ послѣдніе годы. Говоря объ этой сѣти, я не имѣю въ виду другой, явной, вѣроятно — милліонной, сѣти добровольныхъ доносчиковъ: согласно циркуляру ЦК партіи, каждый коммунистъ обязанъ въ порядкѣ партійной дисциплины быть безплатнымъ агентомъ ГПУ и сообщать въ ГПУ все, что онъ узнаетъ о контръ-революціонныхъ настроеніяхъ, разговорахъ противъ совѣтской власти и т. д.: точно такъ же добровольнымъ агентомъ ГПУ долженъ быть каждый членъ комсомола.

Но огромна и тайная сѣть ГПУ изъ безпартійныхъ. Создавалась и создается эта сѣть такъ.

Въ СССР безпрерывно происходитъ сокращеніе штатовъ учрежденій и послѣдующее расширеніе штатовъ. Это дѣлается для того, чтобы при сокращеніи удалить нежелательные элементы, а при расширеніи штатовъ принимать только вполнѣ совѣтскіе и коммунистическіе элементы. Этимъ достигается все большая и большая коммунизація совѣтскаго аппарата.

ГПУ намѣчаетъ безпартійнаго служащаго, сильно истрепаннаго жизнью въ совѣтской Россіи. При сокращеніи штатовъ его увольняютъ, но даютъ понять, что если бы онъ остался секретнымъ информаторомъ ГПУ, его бы не сократили. Вначалѣ онъ съ негодованіемъ отвергаетъ это предложеніе. Предположимъ, послѣ мѣсяцевъ голода и тяжелой безработицы онъ всякими правдами и неправдами снова попалъ на службу. Но ГПУ уже не упускаетъ его изъ виду. Вскорѣ происходитъ новое сокращеніе, и его снова увольняютъ, опять предлагая быть секретными и конечно безплатнымъ информаторомъ ГПУ.

И такъ какъ въ СССР возможностей зарабатывать средства на жизнь помимо государственной службы почти нѣтъ, то послѣ многихъ мѣсяцевъ, а иногда и лѣтъ, тяжелой борьбы и голода совершенно измученные и разбитые борьбой люди, на глазахъ которыхъ умираетъ съ голода ихъ семья, соглашаются быть тайными информаторами ГПУ, покупая себѣ кусокъ хлѣба цѣной предательства.

Если они это дѣлаютъ только для вида, то ГПУ рядомъ искусныхъ мѣръ заставляетъ ихъ быть активными информаторами, лишая службы и заработка въ случаѣ пассивности. Такъ въ результатѣ планомѣрной работы ГПУ, дѣйствующаго въ контактѣ съ коммунистами-руководителями учрежденій, создалась огромная шпіонская сѣть. Эта информація охватываетъ и пропитываетъ все.

Въ каждомъ, самомъ малѣйшемъ учрежденіи есть агентъ ГПУ. Информаторы вездѣ — въ домоуправленіяхъ, среди прислуги гостиницъ, среди служащихъ магазиновъ готоваго платья, даже среди профессуры высшихъ учебныхъ заведеній.

В. Бажановъ
Возрожденіе, №1319, 11 января 1929

(Продолженіе слѣдуетъ)

Просмотров: 1

Запись опубликована в рубрике Пресса Первой эмиграции с метками , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.