А. Ренниковъ. Изъ дневника будущаго. 7. Общее политическое положеніе

Отъ редактора. — Первые фельетоны изъ серіи здѣсь не публиковались. Гдѣ-то съ сентября по декабрь 1928 г. Ренниковъ началъ описывать въ «Дневникѣ будущаго» освобожденную отъ большевиковъ Россію, но къ сожалѣнію, на сайтѣ Принстонскаго университета (благодаря которому эти публикаціи стали возможны) номеровъ Возрожденія за указанные мѣсяцы нѣтъ.


6 апрѣля 193* года.

Всѣ города Центральной Россіи, судя по приведенной въ газетѣ сводкѣ, уже съ самаго начала контръ-революціи радостно поддержали новую власть. Сибирь тоже безболѣзненно ликвидировала большевиковъ. Только одинъ отрядъ коммунистовъ, вмѣстѣ съ бѣжавшими изъ Европейской Россіи отвѣтственными работниками, окопался въ Туруханскомъ краѣ и до сихъ поръ не хочетъ сдаваться. Представители арміи предлагаютъ Евтихію Сидорову покончить съ этимъ гнѣздомъ силой оружія, но Евтихій не соглашается. На докладной запискѣ по данному случаю имъ поставлена слѣдующая резолюція:

«Пущай живутъ тамъ, на коммунистической базѣ, посмотримъ, что выйдетъ. Устроить только хорошій кордонъ, чтобы не шныряли».

Многіе изъ уцѣлѣвшихъ отъ народнаго гнѣва коммунистовъ бѣжали заграницу, и конечно, недурно устроятся. Однако, кое-гдѣ въ центральныхъ губерніяхъ до сихъ поръ бродятъ шайки красно-бандитовъ, скрывающихся въ лѣсахъ и нападающихъ на поѣзда. Самыя крупныя балды возглавляются чекистами Рожинскимъ, Лисовскимъ, Менжинскимъ и Ягодой. Крестьяне сами, не ожидая помощи со стороны воинскихъ частей, организуютъ конные разъѣзды, устраиваютъ на бандитовъ внезапныя облавы и жестоко расправляются.

Ненависть къ коммунистамъ въ деревнѣ вообще настолько сильна, что истребленію подвергаются не только партійные, но даже тѣ, кто относился къ нимъ сочувственно. Въ селѣ Кобылицѣ, Тамбовской губерніи, крестьяне зарубили пріѣхавшаго изъ города электротехника только за то, что тотъ въ своей рѣчи совѣтовалъ продолжать начатую электрификацію и говорилъ что-то объ аккумуляторахъ и коммутаторахъ.

Толпа подняла электротехника на вилы, а бабы кричали:

— Опять кому-на, а кому-нѣтъ? Опять кому-таторъ, а кому-ляторъ?

Жестокимъ преслѣдованіямъ со стороны крестьянъ подвергаются также тѣ, кто неосторожно продолжаетъ употреблять выраженія «завоеванія революціи», «лицомъ къ деревнѣ» и «въ ударномъ порядкѣ». Въ деревнѣ Широкой, Рязанской губерніи, постановлено убивать всѣхъ тѣхъ, кто произнесетъ слово «смычка» или «продукція».

Вообще, судя по послѣднимъ свѣдѣніямъ, съ коммунизмомъ покончено разъ навсегда. Нѣсколько сложнѣе обстоитъ дѣло съ самостійниками, но и здѣсь въ послѣднее время событія развиваются благопріятно для общенаціональнаго дѣла.

На Украинѣ, первые дни, мѣсяцъ назадъ, въ нѣсколькихъ городахъ была провозглашена независимость и полное отдѣленіе отъ Москвы. Въ Кіевѣ объявился какой-то гетманъ Дорошенко, призывавшій населеніе отдаться подъ власть Кемаля-паши, чтобы окончательно разорвать съ москалями; въ Житомиръ изъ Люблина прибылъ нѣкій Степанъ Рагоза, назвавшій себя атаманомъ незаможныхъ и всевозможныхъ хлѣборобовъ, предлагая возстановить унію. Въ Полтаву изъ Европы, въ самомъ началѣ марта, тайно пріѣхалъ Александръ Шульгинъ, совѣтуя заключить союзъ со Швеціей, чтобы одновременно напасть на Московію съ юга и сѣвера. А затѣмъ чуть не въ каждомъ уѣздномъ городѣ и крупномъ селѣ появилось по гетману, причемъ всѣ эти гетманы обращались къ населенію отъ имени единой Украины. Изъ многочисленныхъ гетмановъ такого рода слѣдуетъ упомянуть: Павло Скоропадскаго, поселившаго ея въ Святошинѣ, такъ какъ Кіевъ былъ уже занять Дорошенкой (программа: аншлуссъ съ Германіей, при помощи завоеваннаго у Польши южнаго коридора), гетмана Зозули-Романеску, объявившаго союзъ съ Румыніей, и гетмапа Поспѣшилъ-Чернобриваго, пріѣхавшаго десять дней тому назадъ изъ Чехословакіи…

Кое-гдѣ пропаганда атамановъ сначала имѣла успѣхъ, въ особенности у Александра Шульгина, котораго старики по ошибкѣ приняли за Василія Витальевича Шульгина и тепло встрѣтили. Однако къ концу марта между Скоропадскимъ и Дорошенкой начались бои изъ-за Кіева, у Зозули-Романеску съ Поспѣшилъ-Чернобривымъ возникла война за Винницу, а что касается Шульгина, то онъ третьяго дня принужденъ былъ бѣжать, такъ какъ населеніе узнало, что это вовсе не Василій, а Александръ.

Въ связи съ подобной разрухой, на Украинѣ быстро начали образовываться противосамостійныя организаціи и общества. Нѣкто Богданъ Смѣльчицкій, еще до контръ-революиіи организовавшій въ Кіевѣ тайное общество «Охраны языка Шевченки отъ Грушевскаго», поднялъ населеніе Деміевки противъ Дорошенки, быстро разбилъ его, выгналъ Скоропадскаго изъ Святошина и въ настоящее время успѣшно ликвидируетъ Поспѣшила и Зозулю-Романеску, объединяя въ пользу центральной россійской власти разрозненная украинскія области.

Въ казачьихъ областяхъ ликвидація коммунистовъ прошла вполнѣ благополучно и единеніе съ Москвой полное. Только одинъ Баталпашинскъ объявилъ независимость, да и тотъ изолированъ теперь и оцѣпленъ самими казаками. Сидоровъ полагаетъ, что Баталпапшинску скоро надоѣсть подобная чрезмѣрная самостоятельность, и онъ самъ запросятъ связи съ другими городами.

На Кавказѣ пріѣхавшіе изъ Парижа меньшевики въ серединѣ марта начали было призывать населеніе къ возстанію и къ установленію сношеній со Вторымъ Интернаціоналомъ. Однако сочувствія въ народѣ этотъ призывъ не встрѣтилъ. Въ Тифлисѣ на митингахъ меньшевиковъ вся время освистывали, а особенно горячему оратору Ною Рамишвили народъ кричалъ:

— Никакихъ теперь, кацо, виковъ! Ни больше, ни меньше!

А въ деревнѣ относительно второго и третьяго интернаціоналовъ, грузинскія крестьяне заявляли:

— Скажи, пожалуйста, батоно: зачѣмъ намъ вирогенацвалъ второй, когда уже былъ третій?

Въ заключеніе упомяну объ одномъ характерномъ явленіи, встрѣчающемся въ настоящее время повсюду въ Россіи. Это — самозванцы, имѣющіе, къ счастью, очень мало успѣха. Послѣ уничтоженія Сидоровымъ всѣхъ членовъ политбюро, въ Саратовѣ появился какой-то лже-Сталинъ, который заявилъ, что ему удалось спастись чудомъ отъ расправы возставшихъ москвичей. Одного этого заявленія о спасеніи было достаточно, чтобы несчастнаго самозванца тутъ же разорвали на части, не давъ ему даже высказаться. Кое-гдѣ появлялись, кромѣ лже-Сталина, лже-Бухаринъ и лже-Рыковъ, тоже быстро погибавшіе на мѣстѣ. А въ Пошехоньѣ какой-то чудакъ самъ назвалъ себя лже-Михаиломъ Ивановичемъ Калининымъ и, хотя не былъ убитъ, но до сихъ поръ лежитъ въ хирургической лѣчебницѣ въ Ярославлѣ и, если выживетъ, то будетъ ходить на костыляхъ.

А. Ренниковъ
Возрожденіе, №1310, 2 января 1929

Просмотров: 1

Запись опубликована в рубрике Пресса Бѣлой Эмиграціи с метками , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.