Сергѣй Терещенко. Въ Азовскомъ морѣ. Эпизодъ гражданской войны

Ровно восемь лѣтъ тому назадъ, 9-го августа 1920 года, чуть заря, эскадренный миноносецъ «Жаркій» получилъ отъ адм. Машукова, начальника отряда судовъ Азовскаго моря, срочное предписаніе: итти въ дозоръ совмѣстно съ канонерской лодкой «Уралъ» въ районъ Маріуполя, слѣдить за выходами красной эскадры и доносить въ Керчь объ обстановкѣ на морѣ. Надлежало острегаться непріятельскихъ минныхъ загражденій и безъ нужды не ходить, чтобы беречь уголь, который такъ трудно было доставать въ полуосажденномъ Крыму.

Вышли вмѣстѣ съ «Ураломъ», но онъ скоро отсталъ. Море волнуется, дуетъ крѣпкій нордъ-остъ. Качаетъ на короткихъ, мутныхъ волнахъ Азовскаго моря. Настроеніе бодрое, несмотря на полное отсутствіе свѣдѣній о расположеніи красныхъ минъ и походъ въ районъ, гдѣ только что на нихъ подорвался «Звонкій». Команда поетъ пѣсни, всѣ ждутъ возможности сразиться съ красной эскадрой и ее разбить. Въ семь часовъ вечера мы увидѣли передъ собой дымокъ. Это оказался «Грозный», котораго мы должны были смѣнять въ дозорѣ. Онъ уже дважды встрѣчался съ красной эскадрой въ составѣ до 12 вымпеловъ, которая обстрѣливала Ахтарскую и разставила нѣсколько минныхъ полей.

«Грозный» направлялся въ Керчь, а «Жаркій» дальше, впередъ къ непріятельскому берегу.

Черезъ часъ мы стояло на якорѣ въ полной боевой готовности: котлы подъ парами, машины обогрѣты, комендоры у заряженныхъ орудій, минные аппараты готовы къ дѣйствію и повернуты по обѣимъ сторонамъ. Командиръ надѣется, что въ темнотѣ непріятель можетъ на насъ нарваться и дать возможность произвести минную атаку. На горизонтѣ еле вырисовывается берегъ съ Бердянскимъ маякомъ. Спустилась тихая, теплая, безвѣтренная ночь.

Луна ярко освѣщаетъ море, и вода серебрится въ лунныхъ лучахъ.

День 10 августа прошелъ очень спокойно въ борьбѣ съ засиліемъ клоповъ. Въ 9 час. вечера «Жаркій» направился къ Бѣлосарайской косѣ, т. е. ближе къ Маріуполю, базѣ красныхъ. «Уралъ», у котораго парадный ходъ былъ семь узловъ, наоборотъ, отошелъ къ югу, чтобы не попасть въ положеніе «Грознаго», который въ одно прекрасное утро оказался стоящимъ на якорѣ рядомъ со всей красной эскадрой. Едва отошли мы на нѣсколько миль, какъ стемнѣло, и мы увидѣли на своемъ правомъ траверзѣ огоньки. Затѣмъ засвѣтились три непріятельскихъ прожектора. Такъ и не удалось выяснить, были ли они на Должанской косѣ, или это были суда красныхъ, т. к. въ этомъ направленіи находилось предполагаемое минное поле, — вопросъ остался открытымъ. Ночь, какъ и предыдущая, была тихая и свѣтлая. Чтобы экономить уголь, простояли на якорѣ. Дежурили посмѣнно на двѣ вахты. Командиръ и большинство офицеровъ не ложились вовсе.

11 августа, въ 7 ч. 10 мин. утра — боевая тревога: у краснаго берега показался дымъ. Корабль, который не былъ виденъ за горизонтомъ, шелъ на югъ мимо Долгой косы, прямо на «Урала». Немного погодя вахтенный изъ радіотелеграфной рубки бѣгомъ несъ на мостикъ шифрованную телеграмму: «Срочно. Отъ «Урала». Прошу итти на соединеніе. За мной гонятся четыре корабля». Черезъ нѣсколько минутъ вторая: «Держусь на виду наступающаго непріятеля». Съ этого момента радіосвязь съ «Ураломъ» совершенно прервалась. Тщетно мы его запрашивали, гдѣ онъ и что дѣлаетъ. Мы начали безпокоиться объ его участи. «Жаркій» шелъ уже полнымъ ходомъ на помощь сотоварищу съ расчетомъ атаковать красныхъ сзади и отвлечь ихъ отъ тихоходнаго «Урала».

Вотъ одинъ за другимъ показались дымки непріятеля, о потомъ и его суда. Впереди шелъ «Знамя Соціализма», а за нимъ «Сталинъ», «3-й Интернаціоналъ» и два судна типа «Красной Звѣзды», вооруженныя 152 и 130 мм. артиллеріей канонерскія лодки. Онѣ шли къ югу двумя группами, вѣроятно, съ двухъ сторонъ стараясь охватить «Урала», котораго мы не видѣли. «Жаркій» быстро къ нимъ приближался. Сначала красная эскадра, увидя густо валившій изъ нашихъ низкихъ грубъ дымъ, повернула назадъ, очевидно рѣшивъ, что отрѣзана отъ своей базы нѣсколькими судами. Но убѣдившись, что это только маленькій миноносецъ, она повернула на насъ. На разстояніи 65 кабельтовыхъ (почти 11,5 верстъ) красные залпами открыли огонь, но разрывы снарядовъ нигдѣ не было видно.

— Если ихъ снаряды такъ разрываются, мы смѣло можемъ ихъ атаковать, — смѣялся командиръ.

Мы шли все дальше на сближеніе. Вдругъ далеко за нами были замѣчены высокіе, блестящіе на солнцѣ, какъ бы танцующіе столбы воды. Это была перелеты, по крайней мѣрѣ, на двѣ мили. Но чѣмъ больше мы приближались, стараясь подойти на дистанцію стрѣльбы нашихъ 75 мм. орудій (43 кабельтова), тѣмъ лучше стрѣляли красные. Снаряды ложились въ нѣсколькихъ саженяхъ отъ миноносца, обдавая его водой и осыпая осколками. Мы начали медленно отходить къ весту, чтобъ въ этомъ направленіи отвлечь непріятеля отъ «Урала». Отъ него по-прежнему отвѣта никакого не было. Такимъ образомъ около часу, постоянно мѣняя курсы и ходъ, мы были подъ обстрѣломъ, не будучи въ состояніи на него отвѣчать, что особенно непріятно. Потерь, къ счастью, мы не понесли, и только разорвавшійся подъ самымъ носомъ снарядъ произвелъ течь въ носовомъ отдѣленіи.

Въ 11 часовъ на море спустился густой туманъ, который скрылъ отъ насъ красную эскадру. Черезъ два часа, когда онъ разсѣялся, ея нигдѣ не было видно. Но скоро на нашемъ курсѣ показался дымъ, и несмотря на мглу, мы узнали характерный силуэтъ «Урала». Принявъ насъ за непріятеля, 6-тиузловымъ ходомъ онъ пытался уйти отъ насъ на западъ, но мы быстро его догнали и стали съ нимъ рядомъ на якорь.

Оказалось, что на разсвѣтѣ «Уралъ» увидѣлъ идущую прямо на него красную эскадру. Онъ сталъ уходить, взывая о нашей помощи. Красные его нагоняли, особенно вооруженные ледоколы. Но ихъ орудія обращены на корму, и потому они не могли стрѣлять. «Знамя Соціализма» пытался повернуться бортомъ, но тогда разстояніе снова увеличивалось. Въ то же время «Уралъ» съ кормы былъ атакованъ 5 быстроходными катерами. Но такъ какъ, до забавному совпаденію, ого орудія всѣ обращены на носъ, онъ не имѣлъ возможности ни отразить эту атаку, ни стрѣлять по большимъ краснымъ судамъ. Странная иронія гражданской войны на морѣ! Когда «Жаркій», наконецъ, отвлекъ на себя красную эскадру, «Уралъ» получилъ возможность остановиться и отогнать залпомъ изъ всѣхъ своихъ орудій, даже противоаэропланнаго, назойливые катера. Почему же «Уралъ» намъ не отвѣчалъ? Онъ боялся, что «Жаркій» захваченъ непріятелемъ, который пользуется его секретнымъ шифромъ, для западни ему, «Уралу». Въ отвѣтъ на донесенія, изъ Керчи въ 8 час. вечера полученъ отвѣтъ: «Съ разсвѣтомъ къ замъ подойдутъ всѣ наши боевые корабли».

Конецъ дня прошелъ спокойно. Откуда-то со стороны Бердянска доносилась глухая стрѣльба. Море замѣчательно тихо. Мѣстами голубое, какъ бирюза, а въ другихъ ярко-красное. Это цвѣтутъ какія-то водоросли.

«Машинная сила» торжествуетъ: на двухъ котлахъ старичекъ «Жаркій» далъ ходъ до 21 узла. Съ тайной надеждой увидѣть непріятельскій дымокъ, посматриваемъ на чистый горизонтъ. Но можно не безпокоиться, сигнальщики не пропустятъ. А инженеръ-механикъ озабоченно, вмѣстѣ съ боцманомъ и кочегарнымъ старшиной, стоятъ у открытыхъ горловыхъ угольныхъ ямъ и совѣщаются таинственно: хватитъ ли угля для предстоящей операціи?

На слѣдующее утро 1 боев. дивизіонъ судовъ Азовскаго моря, состоящій изъ 2 канонерскихъ лодокъ и 1 вооруженнаго ледокола, въ стройной колоннѣ приближался Къ Таганрогскому заливу. «Жаркій» вышелъ на развѣдку, но непріятель нигдѣ не былъ виденъ, къ вечеру «Уралъ», направившійся въ станину Камышанскую, гдѣ онъ долженъ былъ соединиться со вторымъ дивизіономъ, снова показался на горизонтѣ. Изъ трубы его валилъ густой дымъ. Было видно, что онъ изъ всѣхъ силъ спѣшитъ къ намъ. Скоро на немъ разобрала сигналъ: «На мѣстѣ рандеву 2-го дивизіона вижу непріятельскую эскадру». Везетъ же «Уралу» всюду встрѣчать непріятеля!

На «Стражѣ» взвились сигнальные флаги въ нѣсколько рядовъ. Сигнальщики быстро разбираютъ боевой приказъ начальника дивизіона капитана 2 ранга Р. Исполнительные флаги — красныя косицы съ бѣлымъ кругомъ посрединѣ, поднятые до середины, что означаетъ, что сигналъ замѣченъ, быстро и почти одновременно на всѣхъ судахъ взлетаютъ до реи. Приказаніе понято.

— Сняться съ якоря. Преслѣдовать непріятеля!

Тревожно затрещало радіо. «Стражъ» вызываетъ 2-й дивизіонъ на помощь. Онъ долженъ быть рядомъ, но отвѣта пѣть. Начиналась гроза. Электрическіе разряды мѣшали телеграфированію.

Темнѣло; на морѣ становилось непріятно. Дулъ сильный вѣтеръ, временами лилъ проливной дождь, молніи сверкали со всѣхъ сторонъ. «Жаркій», вышедшій далеко впередъ, — скоро увидѣлъ прямо передъ собой, на разстояніи 60 кабельтовыхъ, своихъ пятерыхъ вчерашнихъ пріятелей. На этотъ разъ они не стрѣляютъ, не желая себя выдавать. Мы хорошо выдѣляемся на свѣтломъ фонѣ заката, а они все больше сливаются со мглой и полосами дождя. Красные направляются въ открытое море, чтобъ отъ насъ скрыться или съ цѣлью завлечь насъ на разставленныя ими минныя поля. «Жаркій», разваливаясь на поднявшихся волнахъ, весь мокрый отъ дождя и брызгъ, быстро приближается одинъ, стараясь пересѣчь путь непріятелю. Только изрѣдка въ ослѣпительныхъ молніяхъ показываются еще смутные силуэты пяти однотрубныхъ вражьихъ кораблей. Машины «Жаркаго» работаютъ полнымъ ходомъ, люди, прижавшись къ орудіямъ и миннымъ аппаратамъ, вопросительно поглядываютъ на мостикъ, едва озаренный компасной лампочкой. На немъ молчатъ — стрѣлять еще нельзя. Становилось яснымъ, что красные избѣгнутъ встрѣчи съ нашимъ отрядомъ, который былъ далеко позади и не могъ ихъ догнать.

На «Жаркомъ» заработало радіо: «Стражу» прошу разрѣшеніе атаковать непріятеля».

Отъ «Стража» отвѣтъ «Жаркому»: «Курсъ нордъ», т. е. отъ непріятеля. Красная эскадра, несмотря на близкое разстояніе, вовсе не была больше видна. Пришлось съ грустью исполнить приказаніе итти вмѣстѣ съ отрядомъ къ входу Таганрогскій заливъ, чтобы помѣшать въ него войти. Но какъ это сдѣлать въ такую темную и дождливую ночь? «Стражъ», не переставая, вызывалъ корабли 2-го дивизіона, но отвѣта отъ нихъ все не было. Лишь красное радіо работало порой подъ самымъ бокомъ.

Когда на слѣдующее утро взошло яркое солнце и о непогодѣ не было даже и помину, на горизонтѣ, по направленію къ Маріуполю, было видно 5 удаляющихся дымковъ, которые скоро скрылись. Красные были внѣ досягаемости, пройдя ночью, быть можетъ, саженяхъ въ ста отъ насъ…

Въ эту ночь у Ахтарской подорвался на минѣ и былъ едва спасенъ «Алтай», входящій въ составъ второго дивизіона, который по этой причинѣ не могъ поспѣть къ рандеву. Изъ-за этого красная эскадра обнаружена слишкомъ поздно, передъ самой темнотой и не могла быть взята въ два огня, какъ это предполагалось. Капитанъ втор. р. Р. до послѣдней минуты, не получая отъ 2-го дивизіона никакихъ свѣдѣній, сомнѣвался, видитъ ли «Жаркій» противника, или свои корабли, и потому не позволялъ ихъ атаковать.

Когда «Жаркій» вернулся въ Керчь, на немъ оставалась одна тонна угля.

Сергѣй Терещенко
Возрожденіе, №1164, 9 августа 1928

Просмотров: 10

Запись опубликована в рубрике Пресса Бѣлой Эмиграціи с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.