А. Ренниковъ. Complimentary Sitting

Съ нашимъ пѣвцомъ Борисомъ Поповымъ произошелъ недавно любопытный случай.

Артистъ далъ въ Лондонѣ концертъ, на которомъ съ большимъ успѣхомъ исполнилъ нѣсколько номеровъ изъ «Евгенія Онѣгина» и «Князя Игоря».

И вотъ, владѣлецъ лондонской придворной фотографіи Лоренсъ Гаррисъ, желая почтить русскій талантъ своимъ вниманіемъ, вручилъ устроителю концерта три безплатныхъ пригласительныхъ билета слѣдующаго содержанія.

Первая карточка:

«То messrs. Claude Harris…
Please give
Complimentary sittings
to
M. Boris Popoff and Friend».

Вторая карточка:

«…Please give
Complimentary sittings
to
M. Eugene Oneguine and Friend».

Третья карточка:

«…Please give
Complimentary sittings
to
Prince Igor and Friend».

Если бы мнѣ разсказали про этотъ случай со стороны, я ни за что не повѣрилъ бы, несмотря на весь опытъ ознакомленія съ клюквой. Но карточки сейчасъ находятся у меня лично. На нихъ ясно отпечатано все: адресъ ателье, пригласительный текстъ. И четко проставлены фамиліи:

Boris Popoff.

Eugene Oneguine.

Prince Igor.

Жутко, но увы, сомнѣній нѣтъ. Правда! Князь Игорь съ Евгеніемъ Онѣгинымъ и друзьями приглашены Гаррисомъ безплатно сняться въ фотографіи на Regent Street, № 122.

Конечно, логическихъ объясненій подобному факту можно найти сколько угодно.

Во-первыхъ, быть можетъ, мистеръ Гаррисъ самъ на концертѣ не присутствовалъ, а узнавъ объ успѣхѣ вечера, быстро просмотрѣлъ афишу, списалъ съ нея фамиліи и отправилъ приглашенія всѣмъ, чтобы никого не обидѣть.

Во-вторыхъ, весьма возможно, что мистеръ Гаррисъ, хотя и присутствовалъ на концертѣ, но не купилъ программу и не разобралъ, кто кого поетъ: Борисъ ли Поповъ Евгенія Онѣгина, или Евгеній Онѣгинъ Бориса Попова.

Въ-третьихъ, наконецъ, мистеру Гаррису могло просто прійти въ голову, что Князь Игорь — современный композиторъ-бѣженецъ, живущій въ Лондонѣ, Евгеній Онѣгинъ — пѣвецъ, а Борисъ Поповъ — аккомпаніаторъ.

Выставляя всѣ эти гипотезы и заранѣе соглашаясь съ ними, я, однако, по долгу журналиста, не могу все-таки не воскликнуть:

— Леди и джентльмены! Когда же вы, наконецъ, поймете душу русскаго человѣка?

— Когда же покровъ таинственности будетъ вами сброшенъ съ нашей культуры?

Бориса Попова, хотя и прекраснаго, но молодого пѣвца, конечно, вы можете и не знать. Но Евгенія Онѣгина! Неужели ничего не слышали вы про этого стараго, всемірно извѣстнаго артиста?

Вѣдь вы сильно, должно бытъ, обидѣлись бы, если бы кто-нибудь изъ насъ послалъ черезъ мистера Гарриса приглашеніе Крошкѣ Дорритъ принять участіе въ русскомъ благотворительномъ спектаклѣ.

Или если на вечерѣ инвалидовъ конферансье объявилъ бы:

— Сейчасъ выступить въ своемъ репертуарѣ Давидъ Копперфильдъ.

Навѣрно, очень непріятно было бы вамъ, если бы я, напримѣръ, обзавелся кодакомъ, пріѣхалъ въ Англію и началъ снимать: Чарльза Диккенса съ друзьями, Вальтера Скотта съ друзьями, Робинъ Гуда съ друзьями.

А Ламермурской Невѣстѣ неожиданно предложилъ бы руку и сердце.

Борисъ Поповъ, какъ мнѣ извѣстно, отнесся къ англійскимъ пригласительнымъ карточкамъ чрезвычайно скромно. Не передалъ ихъ ни Князю Игорю, ни Евгенію Онѣгину, а оставилъ себѣ просто на память.

Но я бы на его мѣстѣ поступилъ совершенно иначе. Я бы наказалъ Гарриса. Я бы пришелъ къ нему въ ателье съ такой компаніей, что онъ перепугался бы не на шутку, растерялся бы, не зная, гдѣ раздобыть достаточное количество пластинокъ.

Бѣженцевъ въ Англіи, слава Богу, не мало. А разъ въ приглашеніи сказано: — friend, то всѣ friend-ы явились бы.

Привелъ бы я вмѣстѣ сь княземъ Игоремъ и Ярославну, и Кончаковну. Притащилъ бы уважаемаго мистера половецкаго Табора, г-жу Каялу, мсье Слово о Полку Игоревѣ, мадамъ «Дайте мнѣ свободу».

Евгеній Онѣгинъ пришелъ бы у меня тоже, не одинъ, а съ цѣлымъ домашнимъ и недомашнимъ кругомъ. Сначала онъ, потомъ — дядя самыхъ честныхъ правилъ, на носилкахъ, такъ какъ въ послѣднее время дядя что-то часто хвораетъ; затѣмъ семья Лариныхъ съ друзьями; генералъ Греминъ съ друзьями; генералъ Харьковъ съ друзьями; г-жа Привычка свыше съ друзьями; леди Любовь, которой всѣ возрасты покорны, съ друзьями; мистеръ Ленскій съ друзьями; г-жа Лета съ друзьями*, мистеръ Грядущій день съ друзьями…

Я бы этимъ визитомъ раскрылъ бы мистеру Гаррису такіе тайники славянской души. Показалъ бы такую стать. Такой аршинъ. Такую Кузьку вообще!

И тогда, если не цѣлая Англія, то хоть одно ея ателье отлично поняло бы, съ какимъ вниманіемъ нужно относиться къ русской культурѣ. Вполнѣ догадалось бы, что значитъ истинная русская поговорка:

— Нехорошо, глядя на миссъ Книгу, видѣть въ ней миссъ Фигу!

А. Ренниковъ
Возрожденіе, №1120, 26 іюня 1928

Просмотров: 1

Запись опубликована в рубрике Пресса Первой эмиграции с метками , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.