Э. Р. Доддс: «Для тех, кто строго придерживался древней веры в божественность космоса, „Тимей“ давал простой ответ: без человечества совершенство мира будет неполным…»

Размышления неизбежно наводили на вопрос: «Для чего мы здесь?». Ответ на него пытался дать еще Эмпедокл; Платон в «Теэтете» утверждал, что это подходящая тема для философского исследования. Но это не тот вопрос, который с готовностью задают себе счастливые люди; счастливая жизнь кажется оправдывающей саму себя. Только во времена Империи и философы, и остальные люди стали обсуждать этот вопрос как значительную проблему. Предлагался весьма широкий спектр ответов, которые классифицировал Фестюжьер, начиная с доксографии, данной Ямвлихом в своем эссе «О душе». Эти ответы делятся на две основные группы — оптимистическую и пессимистическую. Для тех, кто строго придерживался древней веры в божественность космоса, «Тимей» давал простой ответ: без человечества совершенство мира будет неполным. Другими словами, мы находимся здесь, как полагали платоники II в., «для раскрытия божественной жизни» — человеческое существование является частью самореализации Бога. Другие, отталкиваясь от платоновского высказывания «жизнь всегда и везде заботится о неживом», видели в человеке божьего управителя, а в земном существовании некую форму службы (λειτουγία). Это можно понять как в оптимистическом, так и в пессимистическом смысле. «Служением жизни» называл это Цельс; Марк Аврелий, с большей горечью, — «служением плоти»; индийские мудрецы Вардесана понимали его как «принудительное служение природе», которое они неохотно сносили. Такое служение могло быть опасно для души: Плотин трогательно сравнивал его с риском рулевого, который неразумно подвергает опасности свою жизнь, стремясь спасти корабль. Он, впрочем, утверждает, что из знакомства души со злом можно извлечь пользу для ее равновесия. Для Прокла это знакомство является необходимой частью нашего воспитания; а у некоторых христианских платоников мы находим связанное с ним представление о мире как о «школе для душ».

Однако для более радикального дуалистического взгляда объяснение такого рода оказывается недостаточным. Если человек является чужестранцем, путешествующим по земле, то его присутствие здесь может быть лишь результатом Падения, утраты крыльев, как в платоновеком «Федоне», то есть, по словам Ямвлиха, «неестественным».

Э. Р. Доддс. Язычник и христианин в смутное время.

Просмотров: 1

Запись опубликована в рубрике Круг чтения с метками , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.