Н. С. Тимашевъ. Ростъ антисемитизма

Въ совѣтскомъ станѣ — новая тревога. Явленіе, которое сначала отрицали, а затѣмъ съ сердитымъ видомъ замалчивали, за послѣднее время расцвѣло столь пышнымъ цвѣтомъ, что наступила пора не только признать его, но и дѣйствовать. Къ безчисленнымъ фронтамъ, на которыхъ совѣтской власти приходится наступать (или и отступать?), прибавился новый — фронтъ борьбы съ антисемитизмомъ.

Каковы же факты? Они, дѣйствительно, не оставляютъ сомнѣній. Въ Москвѣ видный коммунистъ, желая проучить сосѣда, вмѣшавшагося въ столкновеніе его съ домашней прислугой, пишетъ письмо, заканчивающееся такъ: «Вы помните старое время, когда были погромы и избіенія евреевъ. Такъ не доводите въ настоящее время до этого». Въ Бахмачѣ при выборахъ въ правленіе кооператива пущено въ ходъ воззваніе, озаглавленное: «вниманію русскихъ пайщиковъ» и заканчивающееся призывомъ «не выбирать евреевъ». Въ харьковскомъ институтѣ народнаго хозяйства ведется открытая агитація противъ избранія евреевъ при перевыборахъ студенческихъ организацій; то же явленіе имѣетъ мѣсто въ Винницкомъ сельскохозяйственномъ институтѣ, гдѣ оно увѣнчивается полнымъ успѣхомъ. На Харьковской конференціи пролетарскаго студенчества одинъ изъ студентовъ требуетъ «національнаго подхода» при комплектованіи высшихъ учебныхъ заведеній, т. е., иными словами, процентной нормы для евреевъ. На газовомъ заводѣ въ Петроградѣ установлены случаи отказа принять желающихъ вступить въ комсомолъ по той причинѣ, что они евреи. На петроградскомъ заводѣ имени Марти среди комсомольцевъ въ большомъ ходу еврейскіе анекдоты; отмѣчены и случаи избіенія евреевъ-комсомольцевъ при сочувственныхъ смѣшкахъ остальныхъ членовъ той же организаціи. На заводѣ ЛИТ въ Петроградѣ антисемитизмъ начался съ того, что евреямъ стали мѣрять носы циркулемъ; потомъ на стѣнахъ уборной появился лозунгъ: «Бей жидовъ, спасай Россію». Дѣло и здѣсь кончилось избіеніемъ. Въ Харьковѣ, гдѣ антисемитизмъ, по-видимому, свилъ себя особенно прочное гнѣздо, констатированы случаи не только избіеній, ко и истязаній, жертвами коихъ оказались проживавшіе въ общежитіи студенты-евреи, причемъ въ дѣлѣ участвовали коммунисты. Въ томъ же городѣ установленъ случай топтанія ногами беременной курсистки-еврейки.

Антисемитизмъ, и притомъ махровый, налицо. И что болѣе всего смущаетъ правящій верхъ — это участіе въ антисемитическихъ выходкахъ коммунистовъ и комсомольцевъ, участіе, не вызывающее отпора въ низовыхъ, по крайней мѣрѣ, партійныхъ организаціяхъ. Такъ, на общемъ собраніи партійцевъ и комсомольцевъ харьковскаго геодезическаго института, въ которомъ произошли наиболѣе тяжкіе случаи избіеній, секретарь ячейки сдѣлалъ докладъ, выдержанный въ шутливыхъ тонахъ, причемъ собраніе выражало свое сочувствіе аплодисментами. Въ результатѣ принята резолюція, требующая суровой кары для газеты, разоблачившей происшествіе. Въ Бахмутѣ предсѣдатель фабрично-заводского комитета, въ крайне рѣзкой формѣ возставшій противъ предложенія исключить одного изъ членовъ за антисемитизмъ, на засѣданіи бюро ячейки отдѣлался замѣчаніемъ. А исключенные изъ партіи авторы бахмачскаго воззванія какъ ни въ чемъ ни бывало получили отъ своей ячейки самыя лестныя рекомендаціи. «Пассивность, мѣшковатость и неподвижность» комсомолъскихъ ячеекъ въ борьбѣ съ антисемитизмомъ отмѣчаются въ посвященной вопросу передовой статьѣ «Комсомольской Правды».

Таково явленіе. Каковы же его причины? Нелѣпо, конечно, объясненіе, даваемое совѣтской печатью, по которому антисемитизмъ является не чѣмъ инымъ, какъ результатомъ наускиванья со стороны «классоваго врага» — нэпмана, кулака, остатковъ старой интеллигенціи. Нелѣпо оно потому, что предполагаетъ такое вліяніе этихъ враговъ въ «пролетарскихъ» организаціяхъ, при которомъ отъ совѣтской власти давно оставалось бы одно воспоминаніе. Не менѣе неправильной была бы, однако, попытка видѣть въ ростѣ антисемитизма реакцію противъ «еврейскаго засилія». Ибо, хотя процентъ евреевъ въ правящей партіи нѣсколько выше общаго процента ихъ въ населеніи, но онъ уже годами обнаруживаетъ тенденцію къ паденію, объясняемую крайне замедленнымъ пріемомъ новыхъ членовъ въ партію изъ евреевъ (тоже своеобразный антисемитизмъ!) Ростъ антисемитизма совпадаетъ, такимъ образомъ, съ ослабленіемъ роли еврейства въ правящей партіи. Первое явленіе, слѣдовательно, никакъ не можетъ быть послѣдствіемъ второго.

Въ дѣйствительности, въ ростѣ антисемитизма повинна сама совѣтская власть. Ея политика по національному вопросу отличается изумительной двойственностью, вѣрнѣе, своеобразнымъ распредѣленіемъ ролей между національностями. Среди всѣхъ такъ называемыхъ «угнетенныхъ» націй, т. е. всѣхъ, кромѣ русской, стимулируется ростъ національнаго чувства. И только великороссы оказываются призванными на благородную роль носителей интернаціональной идеи и приглашаемыми къ жертвованію своими интересами: проявленная въ 1920 году готовность провести границу между россійской и польской совѣтскими республиками «много восточнѣе» этнографической черты нашла свое осуществленіе въ способахъ опредѣленія границъ такъ называемыхъ «національныхъ республикъ», которыя включаютъ иногда до 50 проц. великорусскаго меньшинства.

Оба оборота совѣтской національной политики приводятъ къ одному и тому же результату. Искусственно подогрѣваемый націонализмъ, въ противоположность здоровому, органически растущему національному чувству, съ необходимостью превращается въ ксенофобію, въ ненависть ко всему инонаціональному. Тотъ же самый результатъ имѣетъ, однако, и политика обездоливанія, поскольку лишаемые правъ являются свидѣтелями щедраго надѣленія таковыми другихъ національностей.

Почему же, однако, питаемая совѣтской властью ксенофобія проявляется именно въ ярко выраженномъ антисемитизмѣ? При объясненіи этого явленія нужно имѣть въ виду провалъ попытки совѣтской власти произвести культурную революцію, создать «новаго человѣка». Человѣкъ остался прежнимъ, и почти неизмѣннымъ остался и бытъ. Старыя привычки, хорошія и дурныя, перешли въ новый строй. А отрицать наличность глухого, сложными историческими причинами вызваннаго антисемитизма въ народныхъ массахъ — и притомъ далеко не только русскихъ — не приходится.

Борьба съ антисемитизмомъ объявлена, конечно, ударной задачей. Но нѣтъ никакихъ сомнѣній въ томъ, что новая кампанія окончится полнымъ фіаско. Ни методомъ принужденія, ни методомъ казенной пропаганды бытъ не перестраивается. Въ качествѣ одного изъ наслѣдій совѣтскаго режима перейдетъ въ новую Россію махровый антисемитизмъ.

Только въ новой Россіи окажется возможной раціональная постановка борьбы съ этимъ темнымъ извращеніемъ національнаго чувства.

Н.С. Тимашевъ
Возрожденіе, №1054, 21 апрѣля 1928

Просмотров: 1

Запись опубликована в рубрике Блог, Пресса Первой эмиграции с метками , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.