А. Яблоновскій. Вавилонское столпотвореніе

Латвійскій вице-министръ финансовъ, г-нъ Боколдеръ, серьезно занялся упрощеніемъ таможенныхъ формальностей.

Но это «упрощеніе» онъ понимаетъ очень своеобразно:

«Русскій языкъ, — говоритъ г. вице-министръ, — употреблявшійся до сихъ поръ въ сношеніяхъ съ пассажирами, будетъ замѣненъ какимъ-либо изъ западно-европейскихъ — нѣмецкимъ, французскимъ или англійскимъ. Всѣ нововведенія, введенныя комиссіей по упрощенію таможенныхъ формальностей, вступятъ въ жизнь уже съ 1-го апрѣля».

Итакъ, 1-го апрѣля латвійскіе таможенные чиновники, а также поѣздные кондуктора, заговорятъ на всѣхъ европейскихъ языкахъ. И это не будетъ первоапрѣльская шутка, потому что какія же шутки въ министерскомъ циркулярѣ?

Я, однако, думаю, что г. вице-министръ Боколдеръ не сдержитъ своего обѣщанія и что 1-го апрѣля рѣшительно всѣ пассажиры будутъ надъ нимъ смѣяться, какъ надъ самымъ веселымъ человѣкомъ во всей Латвіи.

И въ самомъ дѣлѣ.

— На какомъ языкѣ говорили до сихъ поръ съ публикой таможенные чиновники?

— На русскомъ.

— Почему на русскомъ?

— Потому что пассажиры этотъ языкъ понимаютъ.

— А теперь?

— А теперь всѣ таможенные чиновники будутъ говорить по-французски, по-нѣмецки, и по-англійски, и г-нъ вице-министръ дастъ обѣщаніе, что къ 1-му апрѣля каждый чиновникъ будетъ знать эти три языка.

Я не смѣю, конечно, сомнѣваться въ полной правдивости этихъ обѣщаній, такъ какъ циркуляръ писалъ не мальчикъ, а вице-министръ, и не Хлестаковъ, а Боколдеръ.

Но вотъ что меня очень смущаетъ:

— Вѣдь это совсѣмъ недостаточно, если чиновники и кондуктора къ 1-му апрѣля будутъ знать европейскіе языки. Необходимо чтобы и пассажиры, имѣющіе честь проѣзжать по территоріи Латвіи, тоже изучили европейскіе языки, и тоже къ 1-му апрѣля.

Иначе какой же смыслъ, если образованный чиновникъ на превосходномъ англійскомъ языкѣ будетъ обращаться къ пассажиру, который говоритъ только на языкѣ родныхъ осинъ?

И вотъ тутъ я очень сомнѣваюсь, чтобы вся Латвія, вся Эстонія и вся Литва были способны воспринять циркуляръ даровитаго вице-министра, да еще не позже, чѣмъ перваго апрѣля.

На практикѣ, конечно, никакого «облегченія формальностей» отъ такой мѣры не получится, а выйдетъ вавилонское столпотвореніе съ той только разницей, что это не Господь Богъ смѣшаетъ языки латышей и эстонцевъ, а вице-министръ Боколдеръ.

Я, по крайней мѣрѣ, очень хотѣлъ бы проѣзжать 1-го апрѣля по латвійской желѣзной дорогѣ, чтобы послушать, на какомъ языкѣ будутъ «благодарить» г-на вице-министра пассажиры.

— «Благодарить» и за умъ, и за находчивость, и за рѣшительность въ дѣйствіи…

Я не думаю, чтобы пассажиры «благодарили» по-англійски… Тѣмъ болѣе, что подоплека знаменитаго отнынѣ циркуляра ни для кого не составляетъ секрета.

Г-нъ Боколдеръ устроилъ въ своемъ вѣдомствѣ эту «вавилонскую» башню изъ самой простой и самой «лимитрофной» ненависти къ русскому языку.

— Всѣ лимитрофы знаютъ эту ненависть и этотъ страхъ.

— Одни боятся русской пѣсни, другіе русской музыки, третьи русскаго искусства вообще, и всѣ боятся и не выносятъ — русскаго языка.

Но такъ какъ страхъ парализуетъ не только волю человѣка, но вышибаетъ изъ головы и здравый смыслъ, то отсюда циркуляръ:

— Чтобы къ 1-му апрѣля всѣ говорили на европейскихъ языкахъ!

Не очень умно, но чертовски рѣшительно.

Я позволю себѣ, однако, напомнить одну подробность изъ латвійско-эстонскаго быта, которая могла бы очень при годиться вице-министру Боколдеру.

— Всѣмъ извѣстно, что когда эстонскій президентъ сдѣлалъ визитъ латвійскому президенту, то оба президента говорили между собой по-русски, такъ какъ другихъ языковъ не знали.

Но позвольте же спросить:

— Какъ будетъ послѣ 1-го апрѣля, если, спаси Богъ, гг. президенты не выучатся къ тому времени ни по-англійски, ни по-нѣмецки, ни по-французски?..

Александръ Яблоновскій.
Возрожденіе. №1020. 18 марта 1928.

Просмотров: 3

Запись опубликована в рубрике Пресса Бѣлой Эмиграціи с метками , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.