А. Ренниковъ. Страшное будущее

Ужасно осложняется жизнь благодаря прогрессу науки.

Простой телефонъ, напримѣръ, и тотъ сколько поглотилъ лучшихъ нервовъ у человѣчества. Крѣпкихъ людей сдѣлалъ разслабленными, уравновѣшенныхъ — нервными, молчаливыхъ болтливыми. А современную женшину, сравнительно съ бабушками, благодаря телефону узнать даже нельзя.

Забросила домъ, хозяйство, мужа, собакъ. Вмѣсто вышиванья или починки бѣлья виситъ на трубѣ, какъ рыба на крючкѣ, бьется въ судорогахъ веселія или удивленія, широко раскрываетъ ротъ, вбирая въ себя воздухъ.

И на всѣ лады повторяетъ избитое, но совершенно непонятное слово, пущенное въ ходъ какимъ-то бездѣльникомъ:

— Алло!

Теперь, какъ извѣстно читателямъ, на всѣхъ насъ надвигается новое бѣдствіе: телевизоръ. Передача изображеній на разстояніе, открытая Джономъ Бэйрдомъ, дѣйствительно грозитъ въ самомъ ближайшемъ будущемъ неисчислимыми непріятностями.

Пройдетъ три года, пять лѣтъ, десять… Къ телефонному аппарату будетъ повсюду присоединенъ телевизоръ. И прощай тогда, домашній уютъ, интимность семейной обстановки, неглиже, пижама, халатъ, туфли!

Подойти къ телефону безъ воротничка, а тѣмъ болѣе безъ пиджака — будетъ въ высшей степени неприлично. Вызоветъ, напримѣръ, начальство своего подчиненнаго и въ домѣ цѣлая паника:

— Ваня, его превосходительство.-..

— Да что ты? Давай сюртукъ! Галстухъ! Боже, гдѣ галстухъ! Запонки!

— Башмаки надѣнешь?

— Къ чорту башмаки! Бюстъ нуженъ, а не башмаки… Гребенка гдѣ? Проборъ сдѣлать.

Кланяться въ телефонъ, когда онъ будетъ соединенъ съ телевизоромъ, придется уже не отъ чрезмѣрной угодливости, а во всѣхъ случаяхъ, даже людямъ гордымъ и величавымъ. Пріятное выраженіе лица, многозначительныя улыбки, томный видъ, игра глазъ — все станетъ необходимыми аксессуарами разговора. Дешевые аппараты, конечно, будутъ охватывать только лицо говорящаго или, самое большее, — фигуру. Но телевизоръ-люксъ, должно быть, станетъ давать на экранѣ изображеніе всей комнаты. И, прежде чѣмъ говорить по такому телевизору-люксъ, придется давать распоряженія прислугѣ:

— Феня, поскорѣе уберите гостиную. Мнѣ сейчасъ долины телефоновизировать!

Предвидя всѣ тѣ осложненія, которыя введетъ изобрѣтеніе Бэйрда въ нашу и безъ того тяжелую цивилизованную жизнь, я со страхомъ думаю: а что будетъ дальше, когда наука начнетъ дѣлать гигантскіе шаги, не спрашивая на это разрѣшенія у публики?

Изъ пяти нашихъ чувствъ — зрѣніе и слухъ технически уже достаточно исчерпаны для общенія съ окружающимъ міромъ. Но съ теченіемъ времени изобрѣтатели, за неимѣніемъ работы, приналягутъ, конечно, и на восполненіе остальныхъ ощущеній:

Обонянія, вкуса, осязанія.

И тогда человѣчеству — крышка.

До сихъ поръ обоняніе, вкусъ, осязаніе, — отчасти благодаря трудностямъ, отчасти благодаря презрѣнію къ нимъ — въ научно-техническомъ смыслѣ разработаны совершенно по-дѣтски. Никто до сихъ поръ не пробовалъ передать запахъ изъ Лондона въ Нью-Іоркъ, или изъ Копенгагена въ Буэносъ Айресъ. Точно такъ же вкусъ голландскаго сыра, который кто нибудь ѣстъ въ Амстердамѣ, вовсе не чувствуется въ Бомбеѣ, или въ Санъ-Франциско.

Однако, наука на то и существуетъ, чтобы не дремать и дѣлать невозможное возможнымъ даже въ тѣхъ случаяхъ, когда этого не требуется. Пройдутъ десятки лѣтъ, столѣтій, тысячелѣтія — и человѣчество получить наконецъ, приборы:

Телеодораторъ. (По-русски — «Дальнезапахъ» или «Дальненюхъ».)

Теледегустаторъ. (По-русски — «Дальневкусъ» или «Дальнеѣдъ»).

И телетактъ. (По-русски «Дальнеосязатель» или «Дальнетрогъ»).

Что будетъ тогда, въ эпоху телеодораторовъ, теледегустаторовъ и телетактовъ, съ присоединеніемъ къ нимъ радіотелефона и телевизора — жутко сказать. Конечно, кое-какіе результаты окажутся въ высшей степени заманчивыми. Можно будетъ, напримѣръ, вызывать по телеодоратору какой-нибудь питомникъ розъ, сидѣть у аппарата и нюхать. Можно будетъ соединять себя вообще съ чистымъ воздухомъ; пользоваться, сидя въ Парижѣ, луфткуромъ Давоса или Сенъ-Морина; вдыхать испаренія Тихаго океана на плясъ Клиши; сушить легкія въ Медонѣ зноемъ Сахары, Гоби, Такла-Магана…

Точно такъ же теледегустаторъ дастъ возможность пробовать вкусъ разныхъ предметовъ, не подходя близко къ нимъ, не разжевывая ихъ и не проглатывая. Удобства, связанный съ этимъ, неисчислимы для тѣхъ, кто, не желая выходить изъ квартиры, хочетъ перепробовать продукты, предварительно вызвавъ базаръ по телефоновизору. Полезно это и для торговцевъ, выписывающихъ фрукты изъ Африки или Азіи и желающихъ со вкусомъ товара ознакомиться лично.

Телетактъ — самый трудный приборъ — будетъ давать ощущенія твердаго, мягкаго, бархатистаго, шелковистаго, сухого, влажнаго, грубаго нѣжнаго. При посредствѣ его можно будетъ изъ Европы жать руку другу, живущему въ Южной Америкѣ; цѣловаться съ любимымъ человѣкомъ, безъ утомительныхъ личныхъ встрѣчъ, поѣздокъ и ожиданій свиданій; гладить по головкѣ ребенка, безмятежно спящаго въ кроваткѣ, сидя въ ночномъ ресторанѣ.

И все это какъ будто прекрасно, какъ будто отлично. Но что дастъ оборотная сторона такой напряженной цивилизованной жизни?

Семья, конечно, разрушится. Жена будетъ сидѣть съ утра до вечера у одного телетакта, ощупывать матеріи магазиновъ всего міра. Мужъ будетъ сидѣть у другого телетакта, цѣловаться чертъ знаетъ съ кѣмъ, пробовать черезъ теледегустаторъ всѣ вина всѣхъ винныхъ подваловъ. Дѣти перестанутъ ходить въ школы, отвѣчая уроки по телефоновизору, получая шлепки по телетакту.

Политическая жизнь замретъ. Депутаты, вмѣсто того, чтобы съѣзжаться, будутъ говорить рѣчи изъ своихъ округовъ прямо въ Палату, гдѣ не останется ни одного живого человѣка, кромѣ консьержа.

Театры будутъ пустовать — все можно видѣть и слушать дома…

И кончатся завоеванія техники тѣмъ, что передвигаться по землѣ никто больше не будетъ. Жизнь станетъ протекать исключительно возлѣ универсальнаго аппарата — пантелесенсатора, замѣняющаго всѣ ощущенія, всѣ воспріятія, службу, работу, развлеченія, огорченія, страданія, радость.

И только къ вечеру чтобы пройти изъ кабинета въ спальню по окончаніи служебнаго дня. гражданинъ долженъ будетъ дѣлать кое-какое усиліе. Сѣсть въ комнатный автомобиль, нажать кнопку, доѣхать до кровати и тамъ, передвинувъ рычагъ, автоматически свалиться въ постель.

А. Ренниковъ
Возрожденіе, №990, 17 февраля 1928

Просмотров: 1

Запись опубликована в рубрике Пресса Первой эмиграции с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.