«Запретное слово, отверженный символ». Из книги Р. В. Багдасарова

Вернемся теперь в до­перестроечный Советский Союз. Автор, уделивший свастике боль­ше одного предложения, постоянно оправдываясь, вынужден напо­минать, что она использовалась задолго до Германского Рейха практически всеми народами мира. В то время как зарубежная литература, посвященная происхождению, бытованию и символичес­кому значению свастики, насчитывает десятки монографий и сотни специальных статей, советские авторы застенчиво уклоняются от обсуждения данной темы. В научных публикациях (археологических, этнографических, искусствоведческих) свастика не называется своим именем, а завуа­лировано обозначается как «крест с загнутыми концами», «гаммарный знак». В систематизированных таблицах орнамента при публи­кации в изданиях Академии наук СССР изображение свастики вымарывается.

В художественных альбомах от нее вообще стараются избавить­ся. Так, в 1980-х гг. издательство «Художник РСФСР» готовило аль­бом «Русское народное искусство в собрании Государственного Русского Музея». На одной из «выкидок» (иллюстрации большо­го размера, сложенной гармошкой) был помещен олонецкий подвес, на котором среди орнаментальных мотивов встречались свастики. При изготовлении пробных отпечатков на типографии в ГДР не­мецкие исполнители обвели свастики на отпечатке и поставили знак вопроса. Напуганному издательству не оставалось иного выхода, как только заменить «вызывающую» иллюстрацию. Изданный альбом «крестов с загнутыми концами» на публикуемых произведениях народного творчества уже не имел. Впервые за многие десятилетия в достаточном разнообразии русские народные вышивки, содержащие свастические знаки, были представлены Г. П. Дурасовым и другими авторами в альбоме «Изоб­разительные мотивы в русской народной вышивке» (1990). Следу­ет упомянуть также брошюру С. В. Жарниковой «Обрядовые функ­ции северорусского женского народного костюма» (1991). Только с середины 1990-х изучение свастики получило относительную сво­боду. Впрочем, синхронно с этим ужесточились преследования за попытки использовать ее в общественно-политической сфере.

26.05.1999 г. Московская городская дума приняла закон «Об административной ответственности за изготовление, распространение и демонстрацию нацистской символики на территории г. Москвы». 14 июля того же года аналогичный закон был утвержден в Москов­ской областной думе, а 29.03.2000 г.— в Законодательном собрании С.-Петербурга. Нетрудно догадаться, что данные постановления направлены в первую очередь против свастики (в московском законодательстве это прописано черным по белому). Основанием для них выдвигается ст. 6 Федерального закона «Об увековечении победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941 —1945 гг.»: «В Российской Федерации запрещается использование в любой форме нацистской символики как оскорбляющей многонациональ­ный народ и память о понесенных в Великой Отечественной войне жертвах». Расплывчатость формулировки Федерального закона («в любой форме») позволяет теперь московским властям привлекать к административной ответственности по самым нелепым основаниям. Если буквально руководствоваться этой статьей, то необходимо запретить все фильмы о Второй мировой войне, так как там присут­ствует свастика (на немецкой форме, знаменах, боевой технике и т. д.).Придется также привлечь к ответственности всех кинорежиссеров за «использование в любой форме нацистской символики».Чем дальше трагедия Второй мировой войны, тем ожесточенней и непримиримей отношение определенных кругов к свастике. Все это очень ир­рационально и потому тревожно.

Упомянутые законы еще можно было хоть как-то понять, если бы к ним прилагался перечень конкретных эмблем, употреблявших­ся нацистами. Но российских законотворцев не интересуют подоб­ные «досадные мелочи». Они измышляют все новые проекты, запрещающие использовать свастику в любой форме. Получается, что формально отторгаемый нацизм диктует всем остальным гражданам, какие символы использовать, а какие нет. Почему бы не запретить тогда полумесяц, ведь его уже давно используют террористы-мусульмане? Или красно-черную расцветку (анархисты, коммунисты-радикалы)? Как представляется, положительным примером здесь мог бы служить Евросоюз, в феврале 2005 г.отказавшийся ввести запрет на использование свастики, но последовательно ужесточающий уголовную ответственность за пропаганду расовой ненависти.

Просмотров: 1

Запись опубликована в рубрике Круг чтения с метками , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.