В. Сергѣевъ. Письмо изъ Варшавы

Веселая компанія. — Шампанское льется рѣкой. — Неосторожный чиновникъ.

Варшавскому полпредству не везетъ… Еще не забыто дѣло объ убійствѣ Трайковича, вскрывшее истинный характеръ той «работы», которой полпреды занимаются заграницей, а новая исторія уже бросаетъ свѣтъ на бытовую сторону жизни «представителей пролетаріата».

Какъ и въ каждомъ большомъ городѣ, къ Варшавѣ есть свои ночныя увеселительныя мѣста. Къ числу наиболѣе фешенебельныхъ принадлежитъ загородный ресторанъ «Селянка», съ которымъ у совѣтскаго повѣреннаго въ дѣлахъ въ Варшавѣ, «товарища» Ульянова, связаны будутъ впредь не особенно пріятныя воспоминанія…
Дѣло было такъ… Въ ночь на 24 сентября с. г. въ «Селянкѣ», по обыкновенію, было шумно и весело. Особенно шумно и весело было въ одной изъ ложъ ресторана, которую занимала компанію, состоявшая изъ четырехъ мужчинъ и восьми «дамъ», постоянныхъ посѣтительницъ этого зала. Мужчины тоже, по-видимому, были въ «Селянкѣ» не въ первый разъ: по крайней мѣрѣ, вокругъ нихъ, какъ вокругъ постоянныхъ и хорошихъ гостей, суетилось нѣсколько лакеевъ, то и дѣло приносившихъ новыя блюда и новыя бутылки.

По мѣрѣ того, какъ время шло, а бутылки смѣнялись все чаще, за столомъ упомянутой компаніи становилось все веселѣе и шумнѣе. Лица, занимавшія сосѣдніе ложи и столики сначала смогли различить, что члены компаніи говорятъ между собой на русскомъ языкѣ. Затѣмъ къ нимъ стали долетать отдѣльныя слова и обрывки фразъ. Въ Варшавѣ всѣ отлично понимаютъ по-русски: поэтому многіе невольно прислушивались къ тому, что говорится за столомъ подвыпившей компаніи…

Вскорѣ не слушать сдѣлалось невозможнымъ. Было почти 4 часа утра, когда водка и вино смѣнились шампанскимъ и ликерами. Мужчины были уже совершенно пьяны, женщины отъ нихъ не отставали. Разговоръ за столомъ уже давно перешелъ грани шумной и веселой бесѣды и превратился въ безсвязное бормотаніе и отдѣльные громкіе возгласы.

Всѣ участники кутежа одѣты были очень хорошо, въ новые темные пиджаки. Одинъ изъ нихъ, брюнетъ въ очкахъ, съ копной волосъ на головѣ и длинной остроконечной бородкой, держалъ себя приличнѣе другихъ. Но три его компаньона совершенно потеряли самообладаніе отъ выпитаго вина. Одинъ изъ нихъ всталъ и колеблющимися шагами подо шелъ къ оркестру, приказалъ ему прекратить игру и подойти къ ложѣ, откуда на него смотрѣли въ это время остальные участники кутежа. Музыканты смутились было, хотѣли отказаться, но видъ зеленой долларовой бумажки съ обозначеніемъ крупной суммы на ней быстро разсѣялъ ихъ сомнѣнія. Собравъ свои инструменты, они сошли съ эстрады и подошли къ барьеру ложи.

Брюнетъ въ очкахъ, по приказанію котораго, очевидно, его младшій спутникъ прекратилъ игру оркестра, на глазахъ у публики вынулъ бумажникъ, вытащилъ изъ него второй, не менѣе крупный банкнотъ и, вручивъ его музыкантамъ, отрывисто приказалъ:

— Играйте русскія пѣсни…

Музыканты повиновались… Звуки русскихъ романсовъ огласили своды «Селянки». Вслѣдъ за романсами раздались звуки народныхъ пѣсенъ. Кутящая компанія начала подпѣвать. Варшавская публика, вѣроятно, отнеслась бы терпимо къ этому проявленію рестораннаго «патріотизма» со стороны неизвѣстныхъ русскихъ — варшавяне сами любятъ русскую пѣсню и не отказываютъ себѣ въ удовольствіи послушать ее — но тутъ произошло нѣчто неожиданное.

Вино, по-видимому, окончательно ударило въ голову участниковъ кутежа. Одинъ изъ нихъ поднялся со своего мѣста и щедрой рукой началъ разбрасывать по залу деньги. Одновременно звуки пѣсни смѣшивались съ отборными циничными ругательствами на русскомъ языкѣ. Одинъ изъ пьяныхъ обнялъ свою сосѣдку, которая, сопротивляясь, опрокинула стулъ…

За однимъ изъ столиковъ рядомъ сидѣло двое поляковъ: офицеръ и чиновникъ министерства внутреннихъ дѣлъ. Послѣдній давно пристально смотрѣлъ на кутящую компанію, по-видимому, соображая, кто это можетъ быть. Когда «кутежъ» достигъ кульминаціоннаго пункта, онъ поднялся со своего мѣста и, выйдя изъ зала, вызвалъ по телефону полицію. Черезъ нѣсколько минутъ публика въ залѣ смущена была видомъ нѣсколькихъ синихъ полицейскихъ мундировъ. Впереди шелъ упомянутый чиновникъ, объяснявшій полицейскому офицеру, что подозрительная компанія, несомнѣнно, принадлежитъ къ числу уголовныхъ преступниковъ, празднующихъ въ «Селянкѣ» удачный взломъ кассы или какое либо другое подобное «предпріятіе»… Полицейскіе подошли къ ложѣ. Музыка оборвалась. Пѣніе и крики прекратились. Полицейскій офицеръ вѣжливо, но настойчиво потребовалъ отъ участниковъ кутежа предъявленія документовъ. Въ отвѣтъ раздался отказъ, но полицейскій настаивалъ… Тогда брюнетъ въ очкахъ, видимо смущенный, вновь полѣзъ въ карманъ и передалъ полицейскому документъ. Въ тотъ же моментъ на лицахъ присутствующихъ выразилось нескрываемое изумленіе: полицейскій развернулъ дипломатическій паспортъ и. о. совѣтскаго повѣреннаго въ дѣлахъ Ульянова…

Дѣйствительно, кутяшая компанія состояла изъ временнаго варшавскаго полпреда Ульянова, секретарей полпредства Аркадьева и Коцюбинскаго и еще одного пріѣзжаго большевика. Со множествомъ извиненій полицейскіе удалились. Вмѣстѣ съ ними поспѣшилъ удалиться неосторожный чиновникъ, принявшій «дипломатовъ» за бандитовъ. А вслѣдъ за нимъ поспѣшили ретироваться большевики, которымъ раскрытіе ихъ инкогнито причинило все же непріятность.
Варшавскія газеты дали всей этой исторіи широкую огласку. На недѣлю варшавянамъ хватитъ разговоровъ о томъ, какъ веселятся полпреды…

В. Сергѣевъ.
Возрожденіе, №849, 29 сентября 1927

Просмотров: 5

Запись опубликована в рубрике Пресса Первой эмиграции с метками , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.