А. Яблоновскій. Обожаемый тиранъ

Обожаемый тиранъ

Было время, когда Бернаръ Шоу, изъ чистѣйшаго снобизма, очень хвалилъ совѣты и совѣтскія «достиженія».

И всѣ говорили, что г. Шоу нарочно гладилъ бѣшеную собаку, чтобы заставить говорить о себѣ.

Потомъ это надоѣло Бернару Шоу и онъ сталъ на чемъ свѣтъ стоитъ бранить совѣты и смѣяться надъ ними.

И всѣ опять говорили, что г. Шоу по примѣру Алкивіада, отрубилъ хвостъ своей собакѣ, чтобы дать пищу для новыхъ разговоровъ.

Теперь г. Бернаръ Шоу расхвалилъ въ пухъ и прахъ Муссолини и назвалъ его «обожаемымъ тираномъ».

Это тоже сдѣлано, конечно, изъ снобизма. Но въ Москвѣ «обожаемаго тирана» приняли всерьезъ и совѣтскіе журналы поспѣшили поднять г. Шоу на рога и объявили его «малоинтеллигентнымъ мѣщаниномъ»…

Въ устахъ совѣтской «интеллигенціи» это звучитъ очень забавно, и лондонскій снобъ, Бернаръ Шоу, могъ бы сказать:

— Не могу же я два раза рубить хвостъ одной и той же собакѣ — это было бы неинтересно. Я предпочитаю имѣть дѣло съ «обожаемымъ тираномъ» и не желаю больше знать ненавистнаго тирана.

Однако легко себѣ представить какой гвалтъ поднимется въ Кремлѣ, когда тамъ узнаютъ, что не только лондонскій снобъ, но и Максимъ Горькій выразилъ восторгъ передъ Муссолини.

Въ разговорѣ съ редакторомъ «Мессаджеро» г. Горькій сказалъ еще больше, чѣмъ Бернаръ Шоу.

—  Муссолини — это человѣкъ высокой интеллигентности и желѣзной воли. Онъ возстановилъ Италію послѣ войны и дѣло величія своей страны онъ преслѣдуетъ съ удивительной энергіей!.

Положительно, совѣтамъ не везетъ!..

Только что расплевался съ ними Шаляпинъ, а теперь, по-видимому, и Горькій готовъ обрубить всѣ канаты, соединяющіе его съ «соціалистическимъ отечествомъ».

Уже одно то, что покинувши совѣтскій рай, Горькій поселился въ странѣ фашистовъ — кололо глаза всѣмъ.

А теперь, когда и онъ вслѣдъ за Бернаръ Шоу разглядѣлъ въ Муссолини «обожаемаго тирана», всѣ комиссары должны будутъ лопнуть отъ досады.

Зачѣмъ это сдѣлалъ Горькій?

Я не знаю.

Но мнѣ вспоминается стихъ Некрасова:

«Блаженъ, кто свой челнокъ привяжетъ
Къ кормѣ большого корабля».

Шаляпинъ уже перевязалъ свой челнокъ къ кормѣ европейскаго корабля, и это было вовремя сдѣлано.

Теперь, какъ кажется, и Горькій занятъ тѣмъ же.

Но у Горькаго это не такъ ловко вышло.

Давно ли совѣтскій «буревѣстникъ» стоялъ на колѣняхъ передъ Ленинымъ и оплакивалъ смерть своего дорогого друга Дзержинскаго?

А сейчасъ онъ уже бросаетъ восхищенные взоры въ сторону «обожаемаго тирана».

Это такое непостоянство, что въ Москвѣ, навѣрное, будутъ говорить:

«И ко всякому съ словомъ: «папаша»
Обращалось наивно дитя».

Александръ Яблоновскій
Возрожденіе, №736, 8 іюня 1927

Просмотров: 17

Запись опубликована в рубрике Пресса Первой эмиграции с метками , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.