В. Шульгинъ. Цвѣтъ измѣны

Цвѣтъ измѣны

По поводу одной изъ моихъ статей я слышалъ недовольные отзывы: «Какъ вы можете называть нашъ флагъ «австрійской плахтой»! Вы этимъ, очевидно, хотѣли сказать, «жовто-блакитная тряпка». А подъ этой «тряпкой» люди сражались и умирали…»

Такъ какъ эта возраженія идутъ изъ круговъ, съ которыми у насъ есть много общаго, то я не хочу оставлять ихъ безъ отвѣта, какъ сдѣлалъ бы въ отношеніи нѣкоторыхъ иныхъ прочихъ.

Во-первыхъ, насколько я понимаю, выраженіе «австрійская плахта» не значитъ тряпка. Но совершенно не въ этомъ дѣло. Я позволю себѣ спросить тѣхъ, кто обидѣлся на «жовто-блакитную плахту», не случалось ли имъ употреблять въ отношеніи большевиковъ и коммунистовъ выраженіе «красная тряпка»? А развѣ подъ этой красной тряпкой мало сражались? Пожалуй, если бъ она была снѣжно-бѣлая по природѣ своей, то и то стала бы ярко-алой, ибо выкупана въ крови… Пролитая кровь вовсе не даетъ еще права на уваженіе. За что только люди не проливали крови, Боже мой! Это не значитъ, конечно, что не слѣдуетъ уважать знаменъ доблестныхъ противниковъ. Наоборотъ, при извѣстныхъ обстоятельствахъ , это именно и рекомендуется. Напр., всякая правильно организованная и управляемая армія, уважая воинскую честь своихъ противниковъ, не позволяетъ себѣ глумиться надъ тѣмъ, что для нихъ свято. Это есть наслѣдіе рыцарства, которое именно устанавливало, что и драться-то можно только съ тѣмъ, кого уважаешь.

Но для того, чтобы такой modus agendi установился, нужны извѣстныя условія. Нужно, чтобы обѣ стороны признавали извѣстныя правила, какъ незыблемыя. Другими словами, нужно, чтобы у нихъ было одинаково развитое чувство чести.

Съ этой точки зрѣнія подойдемъ къ жовто-блакитному.

Во-первыхъ, разсмотримъ его историческое происхожденіе.

Въ 1848 году произошло венгерское возстаніе противъ Австріи. Въ это время австрійскіе русскіе стремились создать «отдѣльное русское воеводство» изъ Галичины, Прикарпатсской Руси и Буковины. Составленъ былъ и проектъ соотвѣтствующей конституціи. При этомъ главари этого движенія, Адольфъ и Викторъ Добрянскіе, Александръ Яницкій, Наумовичъ и другіе, внесли въ конституцію, что прапоромъ «русскаго воеводства» будетъ флагъ сине-желтаго цвѣта. Эти цвѣта были приняты потому, что нѣкогда императрица Марія-Терезія пожаловала стягъ этого цвѣта Мукачевской епархіи.

Учрежденіе предположеннаго русскаго воеводства не осуществилось. Австрійское правительство, однако, на первыхъ порахъ послѣ мадьярскаго мятежа дало славянамъ всего государства полную національную свободу. Въ это время русскій духъ въ Галичинѣ, Прикарпатьѣ и Буковинѣ сильно крѣпъ. Но уже съ 1854 года началась обратная волна. Началась разъединительная политика — divide et impera. Австрійская Имперія стала «насаждать украинцевъ». При этомъ мать Императора Франца-Іосифа, императрица Софія, пожаловала новоиспеченнымъ «украинцамъ», *предавшимъ свое русское имя*, прапоръ того же сине-желтаго цвѣта.

Вотъ тогда, т. е. въ 1859 году, тѣ же самые Адольфъ и Викторъ Добрянскіе, Яницкій и Наумовичъ составили документъ приблизительно такого содержанія:

«Мы, какъ сторонники русскаго воеводства, въ своемъ проектѣ 1848 года приняли нашимъ національнымъ прапоромъ сине-желтый, но ввиду того, что угнетатели и измѣнники русскаго народа приняли за свой того же цвѣта прапоръ, мы отказываемся отъ него, и принимаемъ какъ свой общерусскій трехцвѣтный національный прапоръ».

Такимъ образомъ, что же выходитъ? Жовто-синій прапоръ долженъ былъ быть эмблемой русскости въ Имперіи Габсбурговъ. Но такъ какъ имъ овладѣли «измѣнники русскаго народа», то сами изобрѣтатели и создатели этого жовто- блакитнаго знамени отъ него отказались.

Недаромъ, говорятъ, что желтый цвѣтъ—это цвѣтъ измѣны. Дальнѣйшая судьба жовто-блакитнаго прапора вполнѣ это наблюденіе подтвердила.

Задолго до того, какъ разразилась революція и Ленинъ былъ присланъ въ Россію изъ Германіи насаждать предательство, т. е. начиная съ 1915 года, «Союзъ Вызволенія Украины» и другія украинскія организаціи этого рода ведутъ въ русской арміи и въ русскомъ населеніи измѣнническую пропаганду.

Вотъ нѣсколько выдержекъ изъ прокламацій того времени:

«…Mы безпощадные враги русской Имперіи. Мы желаемъ ея гибели и хотимъ отнять у нея Украину. Поэтому тѣ державы, которыя ведутъ войну съ Россіей, этимъ самымъ являются нашими друзьями. Если имъ удастся побѣдить Россію и Австрія сможетъ аннексировать часть Украины, это отдѣленіе будетъ благодѣяніемъ для населенія этого края, освободивъ его отъ русскаго ига и давъ ему возможность жить національной жизнью».

«…Безъ аннексій украинскихъ провинцій самое большое пораженіе Россіи въ этой войнѣ будетъ только легкой раной, отъ которой царизмъ излѣчится въ короткое время. И по-прежнему онъ будетъ угрозой для европейскаго мира. Только свободная Украина въ союзѣ съ центральными державами, благодаря своей территоріи, простирающейся отъ Карпатъ до Дона и Чернаго Моря, будетъ достаточной преградой, чтобы защитить Европу отъ Россіи»..,

«…Солдаты! Если вы не развращены вашими офицерами; если вы смѣете имѣть собственное мнѣніе; если вы помните, что крестьяне и рабочіе не могутъ быть братьями буржуевъ и офицеровъ; если вы не забыли, что вы украинцы и что цари въ теченіе вѣковъ угнетали Украину; если вы не потеряли національной украинской чести — возстаньте противъ царской Россіи! Не стрѣляйте противъ армій, которыя воюютъ съ Россіей, но поверните ваши штыки противъ вашихъ собственныхъ офицеровъ и убивайте ихъ!!!»

Я могъ бы и дальше продолжать эту симпатичную проповѣдь. Но не кажется ли  «хлиборобамъ-державникамъ», а также всякимъ инымъ украинскимъ монархистамъ, что трудно уважать такихъ людей, дѣйствующихъ такими путями? А вѣдь они шли, идутъ и будутъ идти подъ жовто-блакитными «австрійскими плахтами», какъ подъ своими знаменами…

Поистинѣ желтый цвѣтъ есть цвѣтъ измѣны. И чтобы пріять его, кой-кому надо сломать свою собственную душу, измѣнить самому себѣ.

В. Шульгинъ

P. S. Что же касается вопроса, нe слѣдуетъ ли автономной Малороссіи, кромѣ общерусскаго національнаго трехцвѣтнаго флага, имѣть свой собственный мѣстный прапоръ, отвѣчаю: по-моему — слѣдовало бы.

Надо бы порыться въ старинныхъ документахъ; и тогда можно возстановить, подъ какимъ знаменемъ боролся за южнорусскій народъ гетманъ Богданъ Хмѣльницкій. На одномъ рисункѣ Микѣшина я видѣлъ Хмѣльницкаго подъ стягомъ, гдѣ по темно-малиновому полю золотой крестъ на полумѣсяцѣ. Полумѣсяцъ смотритъ внизъ. Я читалъ въ какомъ-то спеціальномъ изслѣдованіи, что крестъ на полукругѣ, обращенномъ внизъ, есть древнѣйшая эмблема дома Рюриковичей.

В. Ш.
Возрожденіе, №656, 20 марта 1927

Просмотров: 14

Запись опубликована в рубрике Пресса Первой эмиграции с метками , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.