S. Новое варварство и задачи нашего времени. На докладѣ С. Л. Франка

Франк времен «Крушения кумиров», со всеми тогдашними иллюзиями. Но наблюдения интересны. Что вышло из будто бы поднимавшейся «новой культуры» — знаем…

Новое варварство и задачи нашего времени. На докладѣ С. Л. Франка

Дѣло идетъ о варваризаціи нашего времени, которая не есть плодъ или дѣ­ло рукъ человѣческихъ. Докладчикъ не хочетъ теоретически разбирать процессъ варваризаціи, раскрывая причины его, а только желаетъ дать сводку жизненныхъ наблюденій надъ «характеромъ нашего времени». Но съ самаго начала у него получаются обобщенія. Такъ, С. Л. Франкъ утверждаетъ сходство культур­ныхъ процессовъ, совершающихся въ Ев­ропѣ и въ Россіи. Только въ Россіи все, будто бы, «въ сгущенномъ видѣ»… По мнѣнію докладчика, весьма, конечно, спорному, культурные процессы развиваются независимо отъ внѣшнихъ политиче­скихъ событій. Великія политическія по­трясенія только ускоряютъ такіе процес­сы. Такимъ образомъ въ Россіи варвари­зація шла и идетъ лишь ускореннымъ, по сравненію съ Западомъ, темпомъ. Сродство процессовъ качественное, а не количественное.

Наблюдаемый нами процессъ западной варваризаціи выражается въ ослабленіи интереса къ чистой мысли, къ наукѣ во­обще, къ гуманитарнымъ предметамъ, въ частности и къ философіи, въ особен­ности. Докладчикъ даетъ рядъ примѣ­ровъ. Положительно процессъ западной варваризаціи выражается, по мнѣнію С. Л. Франка, въ цѣломъ рядѣ момен­товъ, особенно ярко въ повышенномъ интересѣ къ физическому развитію. Здѣсь Франкъ говоритъ о хорошо из­вѣстной роли спорта въ современной жизни не только молодежи, но и людей всѣхъ поколѣній. Нарастаетъ традиція грубости, нѣкій культъ физической си­лы: чѣмъ грубѣе спортъ, тѣмъ большій онъ вызываетъ къ себѣ интересъ. Это увлеченіе спортомъ, по мнѣнію С. Л. Франка, нельзя сравнивать съ любовью древнихъ народовъ къ физическимъ уп­ражненіямъ и играмъ. Вторымъ момен­томъ варваризаціи нашего времени явля­ется, по мнѣнію С. Л. Франка, упроще­ніе эротической жизни. Это — гибель романтической любви. Съ ней исчезаютъ моменты трагичности, сложности, но исчезаетъ и поэзія жизни. Параллельно стоятъ явленія женской »моды. Это не капризъ времени, а болѣе глубокіе симп­томы варваризаціи. Наблюдается тенден­ція къ упрощенію одежды, къ естествен­ности, принятію мужскаго об­лика женщиною, т. е. уничтоженіе жен­ственности, наконецъ тенденція къ куль­ту нагого тѣла. Европейскій человѣкъ приближается къ голому дикарю. Ана­логичны явленія къ искусствѣ, не столь­ко даже въ самомъ художественномъ творчествѣ, сколько со стороны массова­го спроса на него: кинематографъ вы­тѣсняетъ театръ. Дѣло тутъ не въ уде­шевленіи представленій, немало есть и весьма дорогихъ кинематографовъ. Современная душа влечется къ нѣмому, къ той формѣ искусства, изъ которой родилась въ первобытную эпоху драма, къ пантомимѣ.

Далѣе европейская душа тянется къ танцу первобытныхъ народовъ. Танецъ принимаетъ характеръ грубой символи­заціи половой жизни, въ отличіе отъ изысканности и утонченности недавняго еще прошлаго. Въ области музыки — мелодіи и гармоніи отступаютъ на задній планъ по сравненію съ остротой ритма и рѣзкостью темпа.

Переходя къ эволюціи политической жизни, С. Л. Франкъ тоже утверждаетъ сходство внутреннихъ процессовъ въ сов. Россіи и въ Европѣ и высказываетъ болѣе чѣмъ сомнительную мысль, что, какъ бы ни были различны цѣли больше­визма и фашизма, явленія эти сродни другъ друга. Оба они знаменуютъ воз­вращеніе къ формѣ первобытной госу­дарственности. Развивается своеобраз­ное сочетаніе индивидуализма съ кол­лективизмомъ. Обаяніе власти нынѣ по­коится на личномъ обаяніи, а не на пра­вовыхъ нормахъ.

Наконецъ, докладчикъ беретъ явленія религіозныя: здѣсь утонченный скептицизмъ смѣняется явленіемъ интенсивна­го богоотрицанія. Въ этомъ религіозномъ одичаніи — реакція чувственной жизни противъ того, что не укладывает­ся въ ея рамки. Съ другой стороны раз­виваются суевѣрія: колдовство, магія и т. п.

С. Л. Франкъ предвидитъ, что нарисованной имъ картинѣ могутъ быть про­тивопоставлены явленія совершенно дру­гого порядка. Слѣдуетъ признать, что рядомъ съ одичаніемъ наблюдаются про­цессы и творческіе. Но они совершаются въ кругу избранныхъ, въ средѣ «духов­ной аристократіи», и происходятъ они не безъ связи съ варваризаціей массъ, ибо послѣдняя дѣйствуетъ возбуждающе на избранную часть общества.

Новое варварство есть явленіе внутренней гибели культуры. Если дикари не существовали никогда, то они сейчасъ нарождаются. Константинъ Леонтьевъ называлъ этотъ процессъ вторичнымъ упрощеніемъ, но совершается оно въ формахъ, которыхъ онъ не предвидѣлъ. Впрочемъ, по мнѣнію докладчика, есть и нѣчто прямо положительное въ этомъ процессѣ. Эго нѣкое омоложеніе, выходъ изъ старческаго состоянія. Но процессъ совершается съ невѣроятной остротой и быстротой, и докладчикъ не можетъ скрыть жуткаго чувства предъ этимъ яв­леніемъ. Процессъ представляется двой­ственнымъ: съ одной стороны, на соціальную сцену выступаютъ низшіе слои; съ другой стороны, верхніе культурные слои внутренно приспособляются къ низ­шимъ. Докладчикъ почему-то даетъ при этомъ «розовую» характеристику того, что происходитъ въ Россіи, въ отличіе отъ Европы, ибо въ Россіи со стороны низшихъ слоевъ наблюдается жажда къ культурѣ; наряду съ разрушеніемъ куль­туры совершается процессъ пріобщенія къ культурѣ. Въ Россіи зарождается но­вая органическая эпоха, нѣкая цѣлост­ность народная, исчезло разобщеніе интеллигениіи и народа. Эти оптимисти­ческія характеристики мало обосновыва- ютси и скорѣе провозглашаются.

Въ общемъ, по мнѣнію Франка, варваризація — явленіе «космическое», а потому его нельзя морально оцѣнивать или осуждать, нельзя ему и организован­но противостать. Но тѣмъ не менѣе на насъ лежитъ большая духовная работа, которая должна идти по двумъ путямъ: основная задача воспитательная, педаго­гическая, болѣе элементарная, вторая за­дача — блюденіе духовныхъ цѣнностей культуры. Это должно отразиться на всей практической работѣ въ будущемъ. Время чрезвычайно отвѣтственное. Планъ совѣтской власти зажечь міровой пожаръ совершенно не удался. Наблю­дается, однако, процессъ тоже весьма зловѣщій: продолжается тлѣніе..

Въ развернувшихся преніяхъ приняли участіе Г. П. Ѳедотовъ, И. И. Бунаковъ, Н. А. Бердяевъ и др.

И. И. Бунаковъ не безъ основанія уп­рекалъ Франка въ квіетизмѣ. По его мнѣнію необходимо организованно бо­роться съ современнымъ варварствомъ, организованно, всѣмъ сообща создавать новыя цѣнности.

И. А. Бердяевъ отмѣтилъ, что возникновеніе соціальной цѣлостности, которую докладчикъ видитъ въ исчезновеніи преграды между интеллигенціей и народомъ, не означаетъ ду­ховной цѣлостности. Россія, какъ цѣлостный образъ, не будетъ существовать, въ ней будетъ вестись большая духовная борьба, хотя и безъ рѣзкихъ соціаль­ныхъ различій.

Интересно было выступленіе Г. П. Ѳедотова, говорившаго даже съ нѣкото­рымъ паѳосомъ. Всякій шагъ на пути прогресса покупается цѣною упадка. Всѣ новыя цѣнности вытѣсняютъ старыя, и эта утрата болѣзненно переживается. Вопросъ въ томъ, что приходитъ на пу­стое мѣсто. Въ новой варваризаціи, по мнѣнію г. Ѳедотова, есть положительные .моменты: прежде всего — рожденіе ге­роическаго человѣка. Въ прошломъ у насъ — образъ мѣщанина, писателя, ка­бинетнаго ученаго, неспособныхъ на твердое стояніе, на мученичество, а въ настоящемъ — героическая воля. Страннымъ образомъ воплощеніе этой «геро­ической воли» оппонентъ відитъ въ фи­гурахъ боксера, женщины, переплывшей Ламаншъ и т. п. Они тоже ведутъ под­вижническую жизнь. Греки ставили бы имъ не памятники, а алтари. Христіан­скіе аскеты чрезвычайно цѣнили физиче­скія упражненія древнихъ грековъ. Дру­гой положительный моментъ — это усиленіе общенія, культивированіе товарищества, которое, по мнѣнію г. Ѳедотова, проявляется одинаково и въ фашизмѣ, и въ комсомолѣ, и въ скаутизмѣ, особенно если сопоставить эти явленія съ индиви­дуализмомъ XIX в. Нельзя также видѣть въ современности одно религіозное оди­чаніе, растутъ духовныя силы, связанныя съ ясновидѣніемъ, внушеніемъ, прозор­ливостью; духовныя потребности XX в. повысились въ сравненіи съ XIX вѣ­комъ. Г. Ѳедотовъ увѣренъ въ томъ, что передовые люди нашего времени живутъ религіозной жизнью. Самое же сущест­венное — религіозное ощущеніе, безъ него попытки къ развитію физической силы не приведутъ къ добру. Происхо­дитъ бореніе силъ добра и зла. По мнѣ­нію г. Ѳедотова, на почвѣ спорта и техники борьба идетъ между Богомъ и діаволомъ.

Отвѣчая оппонентамъ, С. Л. Франкъ подчеркиваетъ, что онъ не считаетъ возможнымъ объяснять или раскрывать «причины» историческихъ процессовъ. Онъ не сомнѣвается въ томъ, что нарождает­ся новая культура, но мы переживаемъ промежуточный періодъ упадка. Развивающееся «общеніе» есть явленіе положительное, какъ реакція на крайній индивидуализмъ. но формы его таковы, что оно сопровождается обѣднѣніемъ лич­ныхъ запросовъ. Религіозное возрожде­ніе совершается въ избранной части об­щества, скорѣе въ интеллигенціи, чѣмъ въ широкихъ массахъ и оно лежитъ въ ииой плоскости, чѣмъ явленія, въ кото­рыхъ обнаруживается волевой подъемъ. Отвѣчая И. И. Бунакову, С. Л. Франкъ снова подчеркиваетъ, что для него вся очерченная варваризація — «явленіе космическаго порядка». Здѣсь нельзя ни­чего творить: новыя цѣнности отъ Бога, а не отъ людей. Величайшимъ духов­нымъ очагомъ и для современности явля­ется церковь, по въ русскомъ сознаніи она есть не организація, а организмъ.

S.
Возрожденіе,  №521, 5 ноября 1926

Просмотров: 2

Запись опубликована в рубрике Пресса Первой эмиграции с метками , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.