В. Левитскій. Новые люди. Двѣ «совѣтскія» барышни

Новые люди. Двѣ «совѣтскія» барышни

За границей недавно, обѣ изъ Петрог­рада, почти однолѣтки: 17—18, не боль­ше. У одной четкое, скульптурное лицо, особенно красивъ художественно очер­ченный лобъ и овалъ щекъ, но сразу от­талкиваютъ холодные, жестокіе глаза, такіе странные на свѣжемъ дѣвичьемъ лицѣ. Держится увѣренно, одѣта по по­слѣдней модѣ. На распросы подругъ сразу отрѣзала: «въ Россіи насъ научили скрывать свои мысли»! Другая застѣнчиво опускаетъ свою русую голову съ  длинными косами и вѣжливо успокаиваетъ самыхъ любопытныхъ: пожалуйста, не сейчасъ, я такъ устала. Даже не усталость, а слѣды тяжело перенесенной бо­лѣзни оживаютъ въ ея грустной улыб­кѣ, обезображенной глубокими морщинами у кончиковъ рта. Шли дни за днями, а новенькія по-прежнему были сдержаны и молчаливы.

Отъ своихъ не утаишься. Скоро са­мыя бойкія изъ сосѣдокъ первой прине­сли новости: красится, у нея цѣлый чемоданъ флаконовъ и коробокъ. Въ гимна­зіи оставаться не хочетъ; говоритъ, скучно и неинтересно, у нихъ тамъ танцу­ютъ до утра, каждый день кино, она ав­томобилемъ управлять уже умѣетъ, хо­четъ быть киноартисткой, ей обязатель­но нужно въ Берлинъ, тамъ сразу устроится.

Затѣмъ «попалась» и вторая. Преступленіе ея состояло въ томъ, что она ти­хонько пробиралась ночью изъ спальни въ проходную комнату и съ 4 часовъ утра «зубрила» у ночника. На допросѣ по­казала: въ Петроградѣ ее ждетъ мать, она должна кончать медицинскій, денегъ въ обрѣзъ, ни одного года терять нель­зя. Глаза пустяки, они и раньше болѣли, у ночника прекрасно видно, вѣдь это же не коптилка. Очень огорчилась кате­горическимъ приказомъ: вставать вмѣ­стѣ со всѣми, въ 6 часовъ.

Другъ съ другомъ онѣ почти не раз­говаривали, общихъ знакомыхъ не оказалось, а жили чуть не рядомъ.

Постепенно изъ случайно обронен­ныхъ фразъ и вырвавшихся признаній обѣихъ можно было составить нѣкоторое представленіе о настроеніяхъ современ­ной учащейся молодежи Петрограда.

Всюду въ школахъ (б. гимназіяхъ) живутъ маленькими, замкнутыми кружка­ми, въ 3—6 человѣкъ. Дѣвочки часто совсѣмъ отдѣльно. Лучшія изъ нихъ выхо­дятъ изъ дома только по дѣлу, чаще со взрослыми. Дома все время заняты, очень развиты всевозможныя мелкія ра­боты на магазинъ или по заказу знако­мыхъ.

Среди дѣтей интеллигентныхъ семей распространена острая, жгучая нена­висть къ теперешней Россіи. Въ отзы­вахъ о рабочихъ и крестьянахъ проскальзываютъ ожившія опредѣленія римскаго права: рабъ-вещь, движимое имущество. Такъ и говорятъ: наши  скоты… Подвиги властителей-большевиковъ молодежь часто оцѣниваетъ, какъ приключе­нія американскихъ сыщиковъ на экра­нѣ кино: они ловкіе, вотъ это у нихъ здорово выходитъ! Самый фактъ ихъ удачъ у нѣкоторыхъ осаживается въ душѣ, какъ признаніе практичности и удобства ихъ методовъ: такъ и надо съ этой дря­нью, пикнуть—не посмѣютъ, такъ и намъ придется.

Постоянная необходимость прибѣ­гать къ ухищреніямъ, обманамъ и улов­камъ укрѣпляетъ убѣжденіе, что «лов­чить все равно всѣмъ нужно, безъ этого не проживешь». Въ старшихъ классахъ лучшихъ школъ Петрограда молодежь часто мечтаетъ о бѣгствѣ за границу. Мо­тивы разные: «надо денегъ достать по­больше и узнать, какъ живутъ люди по настоящему»; «бросимъ все, не пропа­дать же безъ образованія»; наконецъ, безхитростное желаніе: «пора и намъ отдохнуть».

Ощущеніе красоты и силы недавняго прошлаго родной страны у многихъ ослабѣло. У современной молодежи ликъ Великой Россіи затянутъ дымкой. Изъ другихъ источниковъ мы знаемъ, съ ка­кой лихорадочной поспѣшностью стараются оживить и закрѣпить связи съ под­линной Россіей лучшіе изъ молодежи, начинаюшіе сейчасъ свою самостоятельную жизнь. На первыя заработанныя деньги они покупаютъ «настоящія» кни­ги, старыя картины, вещи, стараются уз­нать правду и очиститься отъ напихан­ной коммунистами лжи. Въ средней школѣ это доступно только немногимъ. Очень показательно удивленіе нашихъ бѣженокъ 1926 года: только за границей я узнала, что еще такъ много хорошихъ людей; здѣсь совсѣмъ другая русская исторія, страшно интересно! и т. п.

Судьба ихъ сложилась различно. Пер­вая, послѣ неоднократныхъ недоразумѣ­ній съ гимназическимъ начальствомъ, «обидѣлась», и уѣхала. Планы: консерваторія, киностудія, балетъ. Въ центрѣ маршрута, конечно, Парижъ. Вторая кончаетъ. Быстро нагнавъ пропущенное, «пропадаетъ» въ музыкалкѣ. Отъ легендарнаго, несравнимо-счастливаго вре­мени, «когда еще былъ живъ папа», у нихъ дома сохранился рояль и мама пе­редъ отъѣздомъ играла иногда до утра. Больше я ничего для тебя не могу сдѣ­лать, говорила она, скоро умру, но русскую музыку ты должна знать, ее такъ любилъ твой отецъ….

Валерій Левитскій
Тшебова
Русская Гимназія

Возрожденіе, №384,
21 іюня 1926

Просмотров: 0

Запись опубликована в рубрике Пресса Первой эмиграции с метками , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.