Максъ. Европейское Мумбо-Юмбо

Европейское Мумбо-Юмбо

Однимъ изъ послѣдствій <Великой> войны явилось то, что мы шагнули далеко назадъ, къ временамъ, когда вѣрили въ вѣдьмъ и «порчу» отъ дурного глаза. Напомню хотя бы процессъ, бывшій въ этомъ году на югѣ Франціи въ мѣстечкѣ Бонбонъ, по дѣлу объ избіеніи аббата Денойэ двумя мужчинами и десятью женщинами за то, что «аббатъ побратался съ чертомъ и наводить на людей напасти и болѣзни». Мужчины — люди интеллигентныхъ профессій, среди женщинъ одна — вдова капитана. Они вѣрили, что вокругъ аббата летаютъ птички, которыя при полетѣ выписываютъ имя Денойэ, и что въ тѣхъ мѣстахъ, гдѣ онѣ летаютъ, вырастаютъ грибы неприличной формы; достаточно прикоснуться къ такому грибу, чтобы заболѣть дурной болѣзнью.. Недавно въ Ригѣ между послѣдователями умершаго професссора Жакова, «лимитистами», возникъ ожесточенный споръ изъ-за тѣла «учителя»: часть «ордена» обвиняла нѣкоего Э. Барона въ томъ, что онъ вырылъ трупъ для какой-то таинственной, оккультной цѣли… Когда факиръ Тара-бей показывалъ въ Парижѣ свои фокусы, толпа, доведенная до экстаза, умоляла кудесника о талисманахъ; кое-кто получилъ ихъ, а неудовлетворенные долго ещё поджидали у выхода театра, такъ что «чародѣй» долженъ былъ уйти въ переодѣтомъ видѣ. Стоитъ ли удивляться, что гдѣ-то въ глухомъ Барнаульскомъ уѣздѣ, въ селѣ Пиканскомъ, толпой больные приходили за исцѣленіемъ къ колодцу, въ которомъ церковный староста Пьяныхъ увидѣлъ самого Александра Сергѣевича Пушкина въ сопровожденіи двухъ солдатъ. «Сифилитиковъ окропляютъ „пушкинской водой“, другіе больные грызутъ песокъ , а изъ нѣкоторыхъ изгоняется бѣсъ» («Извѣстія»).

Грубѣйшій фетишизмъ получилъ въ современной Европѣ самое широкое распространеніе. Не преувеличивая, можно сказать, что развелась цѣлая отрасль промышленности, занятой изготовленіемъ всевозможныхъ порть-бонеровъ, талисмановъ—куколъ, брелоковъ, браслетовъ, жетоновъ, — которые должны приносить счастье тому, кто ихъ имѣетъ.

Одно время особеннымъ распространеніемъ пользовались браслеты, сдѣланные изъ волосъ, растущихъ у слона на хвостѣ. Спросъ былъ настолько великъ, что даже появились «малоцѣнныя» поддѣлки, которыя, по-видимому, не обладаютъ чудесными свойствами…. Когда-то, до войны, репутаціей приносителей счастья пользовались фарфоровые слоны; съ тѣхъ поръ человѣчество не остановилось на точкѣ замерзанія, прогрессировало—и теперь для отдѣльныхъ областей имѣются особенные фетиши: одни помогаютъ при игрѣ, другіе въ любви. Есть даже, которые должны способствовать тому, чтобы не имѣть дѣтей.

Владѣльцамъ автомобилей, чтобы избѣжать «аксиданъ» [дорожное происшествіе—франц.], предлагается имѣть маленькое изображеніе Св. Христофора,—но хорошо также ввинтить въ радіаторъ металлическую обезьянку съ фонаремъ, или дьявола. Можно на передней доскѣ прибить жетонъ «святой Христофоръ, сохрани насъ», а въ видѣ пробки на всякій случай помѣстить чертенка. Если у матери въ будуарѣ стоитъ кукла съ пышной прической, отецъ носитъ жетонъ съ надписью «13», то и у малышей имѣются свои талисманы, гарантирующіе отъ дурныхъ отмѣтокъ.

Самоѣдъ-фетишистъ мажетъ своему богу губы оленьей кровью, чтобы тотъ принесъ удачу на охотѣ; современная дама навязываетъ на фетиша желтую ленточку передъ тѣмъ, какъ ѣхать въ Монте-Карло, и сидя у игорнаго стола сжимаетъ его въ рукѣ, ожидая выигрыша; самоѣдъ въ случаѣ неудачной охоты колотитъ идола и не кормитъ его; дама, проигравъ, ищетъ новаго, болѣе вѣрнаго портъ-бонера, а старый попадаетъ въ немилость или… дарится подругѣ. Иногда особенно цѣнятся «настоящіе» маленькіе идолы, вывезенные откуда-нибудь изъ Центральной Африки, Океаніи или Индокитая. Одно время, въ періодъ увлеченія салоннымъ буддизмомъ, были въ модѣ изображенія Будды, пользовавшіяся репутаціей надежнаго портъ-бонера—ихъ носили на сумочкахъ, на ручкахъ зонтовъ и т. под. предметахъ.

Отойдя отъ Бога, современный человѣкъ заводитъ себѣ маленькаго божка, идола, портативнаго, удобнаго и нетребовательнаго, котораго можно возить вмѣстѣ съ безопасной бритвой, стило и другими завоеваніями культуры въ дорожномъ несессерѣ, помѣстить на всякій случай въ жилетный карманъ или же сохранять въ дамской сумочкѣ съ пудреницей, краской для губъ и маленькимъ зеркальцемъ. Если фетишъ затеряется—его владѣлецъ будетъ сильно обезпокоенъ, не произойдетъ ли какая-нибудь неудача, и въ концѣ концовъ… утѣшится тѣмъ, что заведетъ себѣ новаго «божка», не уступающаго предыдущему.

Если модное слово «фетишизмъ» замѣнить старымъ—«идолопоклонство»,—мы не уклонимся отъ истины. Цвѣтнокожіе, которыхъ навезли въ Европу во время войны для того, чтобы помочь бѣлымъ истреблять другъ друга—сенегальцы, индусы, наталійцы, чурки, аннамиты,—оставили европейцамъ въ наслѣдство своихъ боговъ, большихъ и маленькихъ, добрыхъ и злыхъ; вѣрнѣе—европейцы переняли самое грубое, внѣшнее проявленіе ихъ религій, ибо за каждымъ, самымъ примитивнымъ, размалеваннымъ Мумбо-Юмбо, откуда-нибудь съ береговъ Конго, скрывается нѣкая высшая сущность, которую современный человѣкъ—оглушенный ревомъ автомобилей и жацъ-бандомъ [джаз-бандом], ослѣпленный искусственными огнями рекламъ,—давнымъ давно потерялъ и забылъ. Азіаты и африканцы воочію могли убѣдиться въ моральномъ убожествѣ своихъ повелителей, тѣхъ, кого еще недавно считали существами высшаго порядка.

Побѣдители и побѣжденные, тѣ кто уцѣлѣли случайно, и тѣ, кто сумѣли увильнуть отъ набора, заплясали на дрожащихъ ногахъ подъ негритянскую музыку, съ негритянскимъ богомъ въ карманѣ….

Макс
Возрожденіе, №328, 26 апрѣля 1926

Просмотров: 0

Запись опубликована в рубрике Пресса Первой эмиграции с метками , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.