А. Яблоновскій. Бракоподобныя отношенія

Бракоподобныя отношенія

 Александръ Яблоновскій

Возрожденіе, №271, 28 февраля 1926

Къ свѣдѣнію «соціалистическаго общества», проф. П. В. Верховской опублико­валъ въ Москвѣ свою замѣчательную «схему бракоподобныхъ отношеній меж­ду людьми».          

Какъ удостовѣряетъ «Руль», профес­соръ очень гордится «схемой» и счита­етъ ее, такъ сказать, послѣднимъ сло­вомъ «краснаго права».

Вотъ эта «схема», охватывающая всѣ виды »браковъ»:.

  1. Одноактная связь по найму: проституція.
  2. Одноактная насильственная связь: изнасилованіе.
  3. Добровольная семейная связь.
  4. Фактическій бракъ
  5. Бракъ зарегистрованный…

«Схема» проф. Верховскаго подкрѣп­ляется слѣдующимъ общимъ положені­емъ Н. К. В. Д.:

— «Новый революціонный бытъ въ области семейныхъ и личныхъ отношеній строится на началахъ полной свободы супружескихъ отношеній мужчины и жен­щины, не стѣсняемыхъ никакими предразсудками и условностями стараго буржуазнаго строя»….

Такъ говорить Н. К. В. Д. и въ тонъ ему повторяетъ въ своей «схемѣ» рево­люціонный проф. Верховской.

И однако же, я нахожу, что достопоч­тенный профессоръ недостаточно рево­люціоненъ и что его «схема» страдаетъ неполнотой и даже мелкобуржуазными тенденціями.

Прежде всего позвольте вопросъ:

— Если всѣ буржуазные предразсуд­ки и условности отмѣнены, то можетъ ли совѣтскій гражданинъ жениться на сво­ей мамашѣ, на бабушкѣ, на сестрѣ?

И еще.

— Почему «схема» предусматриваетъ «бракоподобиыя отношенія» только между людьми»?

А если «отвѣтственный работникъ» захотѣлъ бы жениться на козѣ?

Какая же это «свобода» и какая «отмѣна» всѣхъ предразсудковъ, если гражданинъ совѣтской республики не можетъ зарегистровать свой фактическій бракъ съ козой? И далѣе:

— Почему профессоръ, вытягивая въ одну линію проституцію, изнасилованіе и бракъ, останавливается въ нерѣшительности передъ однополыми браками?

 — Предположимъ, что Наркомпросъ хочетъ жениться на Наркомюстѣ, а проф. отказываетъ такому браку въ регистра­ціи. Но почему, съ какой стати отказы­ваетъ?

Эту революціонную непослѣдователь­ность совѣтскихъ людей отмѣчалъ еще покойный А. Т. Аверченко.

Вы помните его прелестный разсказъ о томъ, какъ нѣкій совѣтскій гражданинѣ, жаждущій выѣхать въ Европу, дошелъ до того, что ради визы, вышелъ замужъ за иностраннаго грека и пришелъ въ ко­миссаріатъ зарегистрировать свой бракъ.

Въ революціонномъ комиссаріатѣ, однако, только ахнули и руками развели.

Но грекъ, по фамиліи, если не ошиба­юсь, Мерзопупіосъ, — искренно возму­тился:

— Что за мелкобуржуазные предраз­судки, чертъ возьми. Мы хотѣли зениться и мы зенились—кому какое дѣло?

— Но можетъ ли это быть?

— А поцему не можетъ, если мы уже и задатка получила?

И какъ бы для того чтобы окончательно ошеломить революціонный комиссаріатъ, Мерзопупіосъ еще прибавилъ:

— А вотъ этотъ молодой композиторъ — это нашъ сынъ…. Тоже беремъ съ со бой заграницу… Прошу зарегистриро­вать?

— Но можетъ ли это быть?

— А поцему же не можетъ, если мы уже и задатка полудила.

Нѣтъ, какъ хотите, господа, а я нахожу, что иностранный гражданинъ Мерзопупіосъ былъ и революціоннѣе и послѣ­довательнѣе профессора Верховскаго.

Вѣдь если дѣло идетъ о «бракоподоб­ной» схемѣ и если проституція и насиліе занесены въ «бракоподобную» графу, то какой же резонъ ограничивать революціонный порывъ г-на Мерзопупіоса?

— Что, не могъ отъ него и другого мужчины родиться сынъ-композиторъ? Пустяки! Въ революціонномъ по­рядкѣ могъ и композиторъ родиться. Въ особенности, если задатокъ былъ большой…

Просмотров: 2

Запись опубликована в рубрике Пресса Бѣлой Эмиграціи с метками , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.