А. Геровскій. Папа Лев XIII и товарищ Сталин — творцы незалежной Украины

ПАПА ЛЕВ ХIIІ И ТОВАРИЩ СТАЛИН — ТВОРЦЫ НЕЗАЛЕЖНОЙ УКРАИНЫ

Старавшихся расколоть русский народ, уни­чтожить единую Русь и этим ослабить нена­вистную Россию, было много. Среди них были государства, как то Польша, Австрия и Германия. Были отдельные лица, желавшие выдви­нуться, сыграть видную роль, или состоявшие на службе у врагов России: Польши, Вены или Берлина. В австрийской Галичине и Буковине многие играли роль самостийных врагов России и всего русского «страха ради иудейска», т. е. дабы не лишиться теплого местечка и не попасть в тюрьму. Среди них были «ученые», историки и филологи, писатели, по­эты и журналисты.

Но все они вместе взятые: государства, тратившие на украинский сепаратизм громадные средства и всякие украинские самостийные организации не добились бы самостийной «неза­лежной Украины», если бы не было двух сил: папского Рима и сталинского большевизма.

Папский Рим построил фундамент для украинского сепаратизма, а товарищ Сталин закончил дело Рима.

Рим создал в австрийской подъяремной Руси базу для самостийного украинства. При разделе Польши в конце ХѴIII-го столетия Австрии досталась часть древнего Галицкого Русского княжества, захваченного в половине 14-го столетия польским королем Казимиром. В итоге более четырех столетий польского владычест­ва от русского населення остался только «хлоп и пoп», то есть неграмотный русский крестьянин, закрепощснный польскими панами и униатский священник. Униатские священники со­ставляли интеллигенцию Галицкой Руси.

Противорусская сепаратистическая пропага­нда началась в Галичине в 60-х годах прошло­го столетия во львовском университете сыновь­ями польских помещиков, бежавших из России, из Юго-Западного края, после неудачной польской революции. Эти студенты принесли с собой сочинения Шевченка и занялись самостийной пропагандой среди студентов, русских галичан. Пропаганда эта особенного успеха не имела. Даже самостийные пропагандисты избегали слова «украинец, украинский», упот­ребляя вместо них слова «русин, русский» и называя великороссов «москалями», а их язык «московский».

Местное русское население называло себя не иначе как русским. Даже и подавляющее большинство униатского духовенства, включая епископов и самого львовского митрополита называло себя до конца прошлого столетия только русским. Серьезные римокатолические историки этого не отрицают.

Рим конечно весьма сочувствовал самостийному сепаратизму. Но только в начале 1880-х годов папа Лев ХIIІ нашел способ создать в Галичине серьезный самостийнический укра­инский Пьемонт. План его состоял в том, что­бы сперва украинизировать униатское духовен­ство, являвшееся почти единственными кадра­ми галицко-русской интеллигенции. Как мы уже упомянули выше, духовенство это считало себя русским и оно воспитывало и свое мно­гочисленное потомство, то есть будущую мирскую интеллигенцию, в русском духе.

Мысль эту подал папе польский иезуит кар­динал Мечислав Ледоховский, уроженец рус­ской Польши, польский дворянин, бывший познанский архиепископ (в Пруссии), которого за его завзятый польский патриотизм [1]) герман­ское правительство выслало из Германии.

[1] Он отчаянно заступался за польский язык в школах, был арестован германскими властями и выслан из Германии, за что его папа произвел в кардиналы, в то время, как он находился в тюрьме. С 1876 года он находился постоянно при папе в Риме и был произведен в префекты пропаганды.

Воспитание новой противорусской генерации униатского духовенства было решено провести через посредство польских иезуитов. 12 мая 1882-го года папа Лев ХІІІ опубликовал «Апо­стольское Послание», которым он изъял галицкие василианские монастыри из-под вла­сти львовского митрополита и епископов и подчинил их польским иезуитам, имевшим свой центр в Кракове, подчеркивая, что в их полном распоряжении будут не только мона­стыри, но и все их имущество, что исключается какое-либо вмешательство львовского униатс­кого митрополита и епископов, и что польские незуиты будут отдавать отчет о своей деятельности только ему, папе. При этом папа в своем послании сказал, между прочим, следующие слова: «Мы ничего так не желаем, как того, чтобы послушники изучали самого святого Иосафата и ему подражали». [2]

[2] Вот оригинал этих слов на латинском языке из «Апостольского Послания»: «nihil optamus magis, quam ut studeant ipsum S. Iosaphatum ferme alterum parentem suum imitari».

Будет не лишним сказать несколько слав и о том, кто такой святой Иосафат, которому должны были, по желанию папы, подражать галицкие монахи.

Иосафат Кунцевич, архиепископ в Полоцке, работал под руководством иезуитов, приехав- ших из заграницы и поселившихся в Вильне. По словам французской энциклопедии Ларусс, он старался распространять унию «крайними средствами». Каковы были эти крайние средст­ва, французская энциклопедия не указывает. Кунцевич зверски преследовал православных, например, закрывал и разрушая православные храмы, запрещая хоронить православных на их же кладбищах, приказывая вывозить пра­вославныя покойников из города только через те ворота, через которые вывозился городской мусор; 2-го июня 1623 года, в день Св. Троицы, он сжег русский православный монастырь Св. Духа вместе со всей братией и паломниками, и т. д. Его поведением возмущался даже ли­товский канцлер поляк — (католик) князь Лев Сапега, который предупреждая Иосафата ( в письме) о том, что его свирепые гонения будут иметь печальные последствия для Поль­ши. «Вы навлекли опасность на государство… Вместо радости ваша уния наделала нам столь­ко хлопот, беспокойств и раздоров, что мы же­лали бы лучше остаться без нее… Жидам и татарам позволено в областях королевства иметь свои синагоги и мечети, а вы печатаете христнанские церкви!» — писал Сапега.

Но Кунцевич продолжал зверствовать, и ког­да он в 1623 г. приехал в Витебск и там стал жесточайшим образом преследовать православ­ное население, народ, вышедший из терпения, убил изувера.

В 1867 году папа Пий IX. объявивший себя непогрешимым, провозгласил Иосафата, кото­рого нельзя иначе назвать, как только врагом Божиим, изувером и убийцей, — святым.

Кардинал Ледоховский, как мы уже сказа­ли, состоял при папе и был произведен им в префекты Конгрегации Пропаганды.

Он, очевидно, руководил деятельностью польских иезуитов во всех подробностях, касающих­ся галицких василианских монастырей. Он умер в 1902 г., но его заменил его племянник Владимир Ледоховский, который был избран Черным Папой, [3] т. е. главой всех иезуитов. Ко всему этому необходимо добавить, что на­чиная с конца 1880 годов непосредственно в управлений василианскими монастырями участвовал польский граф Шептицкий, воспитан ник краковских иезуитов, который впоследствии сделался митрополитом галицким и обще­признанный главой не только «украинской» униатской церкви, но и политическим главой галицкого украинского движения Таким об­разом галицкие василианские монастыри нахо­дились все время исключительно под управ- лением польских иезуитов. «Черный Папа» — Владимир Ледоховский, умер в 1946 году, а ми­трополит Шептицкий в 1944 году. Непосредственным надзирателем за Василианскими мо­настырями был младший брат митрополита Шептицкого, возглавлявший основанный ми­трополитом Шептицким студитский отдел Ва­силианских монастырей.

[3] В римокатолических журналах и книгах главу иезуитов принято называть «Черным Папой».

За это время, то есть в течение 60-ти лет, два брата Ледоховских и два брата Шептицких во­спитали несколько генераций нового униатского духовенства в сепаратистическом и руссофобском «украинском» духе, которые в австрийских галицких гимназиях и начальных школах прививали этот дух новым поколениям. Вот такова была работа Рима, увенчавшаяся в Австрии, в Галицкой Руси, громадным успехом.

Каково же было положение «украинства» в Юго-Западном Крае во время революции,после первой мировой войны? Там в народных массах не только не было никакого украинского движения, но напротив, весь народ был резко настроен против всякого украинского сепарати­зма, не только политического, но и культурного, и в частности языкового. Об этом совершенно недвусмысленно и ярко написал бесспорный «украинский» авторитет Винниченко, который в своих «Воспоминаниях» (т. 2, стр. 259—261) сообщает нижеследующее:

«Хто за тих часів, а надто зараз же по ви­ході Центральної Ради з Київа, був серед наро­ду, особливо ж серед салдатів, той не міг не помітити надзвичайно гострої антіпатії народ­них мас до Центральної Ради.

Не бажаючи ніяким способом брати участь у дальшій акції Центральної Ради, передбача­ючи неминучий характер цеї акції (угода з німцями), я навмисне (нарочно) поїхав не в Житомир, а на другий кінець України, на пів­день. Я їхав вісім день серед салдатів, селян і робітників, зміняючи своїх сусідів на численних пересадках. Отже я мав нагоду бачити на про­тязі сих днів немов у розрізі народніх шарів їхній настрій.

Я рекомендував би всім правителям і уря­дам час від часу проїхатись по своєму краєві в скотячих вагонах, набитих „їхнім” народом і, змішавшись з ним, послухати його. Це — корисніше ніж кільки десятків нарад з парла­ментськими фракціями.

Я під той час уже не вірив у особливу при­хильність народу до Центральної Ради. Але я ніколи не думав, що могла бути в йому така ненависть. Особливо серед салдатів і особливо серед тих, які не могли навіть говорити по руськи, а тільки по українськи, які, значить, бу­ли не лотишами й не руськими, а своїми ук­раїнцями. З якою зневагою, люттю, з яким мстливим глумом вони говорили про Центра­льну Раду, про Генеральних Секретарів, про їхню політику.

А що було в цьому дійсно тяжке й страшне, то це те, що вони разом висміювали й усе ук­раїнське: мову, пісню, школу, газету, книжку українську.

…І то була не випадкова одна-друга сценка, а загальне явище від одного кінця України до другого».

Винниченко был один из лучших или даже лучший из украинских писателей, который во время революции в 1917—1919 гг. был несменяемым генеральным секретарем Центральной Рады.

А каким же образом случилось, что в Советской России возникла украинская федератив­ная держава, имеющая своего представителя даже в Объединенных Нациях в Нью-Йорке? В Москве прекрасно знали, что никакой украин­ской нации нет и что народ там украинскому сепаратизму не сочувствует. Вот что об этом писала в свое время известная левая социалистка (коммунистка), хорошо знакомая с Лениным, который с ее мнением считался, Роза Люксембург. Она была русская еврейка, про­живавшая долгие годы в Германии и хорошо знакомая как с Россией, так и с Германией. Текст, который приводим ниже, был в свое время напечатан в брошюре под заглавием «Русская Революция». Эта брошюра была пе­реведена на разные языки. Мы приводим перевод с немецкого издания — «Die Russische Revolution»:

«Украинский национализм в России — это что-то совершенно отличное от, скажем, чешского, польского или финского национализма. Это — только каприз, сумасшествие нескольких десятков мелких буржуазных интеллигентов, не имеющий никаких корней в экономических, политических или психологических отношениях страны. Он не имеет никаких исторических традиций, так как украинцы никогда не были нацией, не имели ни своего правитель­ства, ни какой-либо национальной культуры, за исключением реакционных, романтических поэзий Шевченка. Это то же самое, как если бы в один прекрасный день жители Wasserkante [4] пожелали бы создать новую нижнегер­манскую нацию и правительство!»

[4] Приморской полосы Германии.

Советское правительство создало украинс­кую державу при помощи лиц, поддавшихся галицкой папской украинской пропаганде или авантюристов, стремившихся сделать карьеру на украинской авантюре или в особенности таких, которые опасались восстановления какого-ли­бо не большевицкого порядка и по этой причине ненавидели Россию.

Окончательная заслуга создания Советской Незалежной Украины принадлежит тов. Ста­лину, во время царствования которого была сформирована Советская Украина.

Итак, хай живе товарищ Сталин и хай живе святейший Лев XIII.

Их портреты заслужили себе место в самом центре будущего украинского иконостаса.

А. Геровскій,
«Свободное слово Руси», 1986, №11-12

Просмотров: 5

Запись опубликована в рубрике Круг чтения с метками , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.