А. Яблоновскій. Зачѣм нужна украинизація?

Зачѣм нужна украинизація?

Такъ озаглавлена наивная статейка какого-то «добродія» въ «Парижскомъ Вѣстникѣ».

Изволите ли видѣть, украинизація нужна, во-первыхъ, потому, что въ 1652 г. черезъ Малороссію проѣзжалъ антіохій­скій патріархъ Макарій, въ свитѣ котораго находился нѣкій арабскій ученый по имени Павелъ Алепскій. Этотъ Павелъ Алепскій восхищался украинской куль­турой и на арабскомъ языкѣ записалъ въ своихъ воспоминаніяхъ:

— «Дѣти учатся въ школахъ, и даже женщины здѣсь грамотны»….

Нѣтъ никакого сомнѣнія, что араб­скій ученый въ свитѣ Макарія былъ, и черезъ Украину проѣзжалъ, и записки на арабскомъ языкѣ оставилъ… Но почему эти арабскія записки 1652 года обяза­тельны для «Парижскаго Вѣстника» и для «добродія»? И почему «добродій» свои самостійные танцы начинаетъ такъ издалека, именно отъ арабскаго ученаго?

— Почему, скажите ради Бога, запис­ки доказываютъ «необходимость украи­низаціи»?

Къ большому сожалѣнію, однако, и всѣ остальныя доказательства почтен­наго «добродія» въ такомъ же родѣ.

— Путешественникъ Лоренцъ Мюл­леръ, побывавшій въ 1581 году на Украйнѣ, встрѣтилъ тамъ нѣкоего гражданина Войнускаго (малоросса), который чи­талъ цицероновскую «Республику» и умѣлъ изрядно писать стихи.

Это тоже приводится какъ доказательство «во-вторыхъ».

Но опять-таки и въ данномъ случаѣ я далекъ отъ какихъ либо сомнѣній.

Допустимъ, что путешественникъ Мюллеръ на Украйнѣ былъ, Войнускаго ви­дѣлъ и Войнускій дѣйствительно читалъ по-латыни (кто тогда не читалъ?)

Но въ какой же мѣрѣ это доказываетъ «необходимость» украинизаціи? При­чемъ здѣсь, вообще говоря, трехсотлѣт­ній Мюллеръ и для чего понадобился читающій Цицерона Войнускій?

Ну, а если бы Мюллера не было, и патріархъ Макарій по Малороссіи не путешествовалъ, а арабскій ученый записокъ не оставилъ и Войнускій по-латыни не читалъ?

Развѣ вопросъ отъ того измѣнился бы?

Я не хочу, однако, пользоваться слишкомъ очевиднымъ убожествомъ мысли бѣднаго «добродія» и обойду молчані­емъ всѣ другія его «доказательства», за исключеніемъ одного:

— Украинизація, — говоритъ онъ, — или вѣрнѣе, дерусификація края нужна потому, что девять десятыхъ населенія говоритъ по-украински, и что, для смычки съ селомъ, совѣтская власть должна по­дойти къ мужику съ его языкомъ.

Вотъ это соображеніе, хотя и ложное и наивное въ своей основѣ, все-таки ка­жется мнѣ умнѣе арабскаго ученаго и нѣмецкаго путешественника Мюллера.

Но, во-первыхъ, украинскій языкъ это еще не украинизація, далеко не украи­низація, а во-вторыхъ, если ЦИК-и и ВУЦИК-и думаютъ, что «смычка» мо­жетъ состояться только тогда, когда Зи­новьевъ будетъ говорить, какъ Переперченко, а Сталинъ, какъ Довгочхунъ, то что мѣшаетъ добродію Зиновьеву и добродію Сталину обучиться языку и «смы­каться» на доброе здоровье?

Но при чемъ же здѣсь государствен­ныя учрежденія, школа, судъ, воинская команда и весь вообще государственный обиходъ?

Рѣчь вѣдь должна идти не о «добродіи» Зиновьевѣ и не о его «смычкѣ», а о цѣломъ народѣ и о совмѣстной 250-лѣтней культурной работѣ двухъ наро­довъ.

И вотъ, когда дѣло подходитъ къ на­роду, то самъ собою встаетъ вопросъ:

— Кто, когда и гдѣ спрашивалъ украинскій народъ о его волѣ?

— И какъ, когда и въ чемъ украин­скій народъ изъявилъ свою волю забыть русскій языкъ, оторваться отъ русской культуры и «смыкаться» съ Зиновьевымъ?

И достаточно этотъ вопросъ поста­вить, чтобы сразу стала очевидной великая ложь, величайшая наглость совѣтчины съ ея украинизацій и съ ея «смыч­кой».

— Что происходитъ сейчасъ въ Мало россіи?

— Насиліе.

Совѣтская власть такъ слаба, что не можетъ противостоять даже бывшимъ австрійскимъ шпіонамъ и такому старому «вертихвісту», какъ проф. Грушевскій, давно мечтающимъ объ отдѣленіи Украины и нынѣ забивающимъ первый свой клинъ въ видѣ «украинизаціи».

Съ мнѣніемъ и желаніемъ украинска­го и русскаго народа эти галиційскія ли­сицы никогда не считались и никогда не будутъ считаться. Они идутъ путемъ, указаннымъ австрійскимъ офицеромъ Конавальцемъ, который, во времена батьки Петлюры, сорвалъ въ Кіевѣ всѣ русскія вывѣски, и потребовалъ, чтобы вмѣсто «акушерки» на вывѣскахъ писалось «пупорізка».

Уже и тогда, при Конавальцѣ, программа погромной украинизаціи опредѣли­лась вполнѣ ясно:

— Оторвать украинскій народъ отъ русской государственности, и главное отъ русской культуры. Отъ культуры прежде всего.

А для этого конавальцы знали одно только средство:

 — Заплевать и оклеветать все рус­ское. Достаточно сказать, что конавальцы отказывали русскому народу даже въ славянскомъ происхожденіи и писали въ своихъ шпіонскихъ газетахъ (да, да, въ шпіонскихъ!), что всѣ русскіе не бо­лѣе, какъ  «татарчуки», что русскій языкъ — языкъ варваровъ, и что писа­тель Левъ Толстой — самый обыкновенный порнографъ.

Но вотъ что замѣчательно:

— Пока въ Кіевѣ, матери городовъ русскихъ, шла эта свистопляска заголявшихся чужеземцевъ, — народъ продол­жалъ говорить по-русски и рѣшительно отвергалъ «пупорізку».

— И я могу сказать даже больше: никакое насиліе, даже самое вопіющее, не могло оторвать Кіевъ эпохи Конавальца отъ русскаго языка и русской культуры.

Пробовали конавальцы создать «украинскую» думу въ городѣ и, несмотря на бѣшеную агитацію, населеніе выбрало русскихъ гласныхъ.

Пробовали выбрать мировыхъ судей и судьи заявили, что ни говорить, ни пи­сать по-украински не умѣютъ.

Я не сомнѣваюсь, что столь же пла­чевные результаты дастъ и нынѣшній совѣтско-галиційскій опытъ.

«Ручей два древа раздѣляетъ,
Но вѣтви ихъ сплетясь растутъ».

Совмѣстная исторія, совмѣстная жизнь и совмѣстная культурная работа двухъ народовъ на протяженіи 250 лѣтъ не можетъ быть зачеркнута ни «смычкой» Зиновьева, ни «украинизаціей» Грушевскаго. Вспомните Шевченку, который, при всей его пламенной любви къ Малороссіи, никогда и въ мысляхъ не имѣлъ ни «самостійности», ни «украинизаціи».

— На какомъ языкъ Тарасъ Шевчен­ко писалъ свой дневникъ?

— На русскомъ.

— Какъ отзывался Шевченко о рус­ской Волгѣ?

— «Матушка-Волга».

— Чьи стихи читалъ, какъ молитву, изгнанникъ, ссыльный, солдатъ Шевченко?

— Стихи «татарчука» Лермонтова: «Выхожу одинъ я на дорогу».

Это было его вечерняя молитва въ ссылкѣ…..

Не будемъ же идти въ вопросахъ «украинизаціи» и «самостійности» дальше Тараса Шевченка…

Александръ Яблоновскій
«Возрожденіе»
, 1926, №222, 10 января

Просмотров: 0

Запись опубликована в рубрике Пресса Первой эмиграции с метками , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.